October 20th, 2019

byzantine

Весёлые и не очень истории о врачах.

Работая в практической медицине я, к сожалению вижу недостатки "оптимизации" и "улучшайзинга" в своей отрасли. Почти каждый день читаю посты, что тут, то там проходят массовые увольнения врачей. Печально… Советская медицина, которую все раньше ругали за бедность, оказалась намного гуманнее и ближе к народу. Но ладно о печальном. Вот подборка интересных и более весёлых историй о врачах, медицине и не только...



На одной из лекций, немецкий патологоанатом Рудольф Вирхов, демонстрировал студентам интересный физиологический опыт. После удаления небольшой части мозга у жабы, ее тельце начало дергаться в конвульсиях. Студенты засмеялись. Желая прекратить неуместный, в данном случае, смех Вирхов, как ни в чем не бывало, объявил:
— Итак, господа, наш эксперимент блестяще подтвердил, как мало нужно мозга для того, чтобы развеселилась целая аудитория!

Однажды известный немецкий врач и учёный Рудольф Вирхов принимал экзамены у студентов-медиков. Одному из них он задал простой вопрос: - Что вы будете делать, если к вам обратятся с вывихом челюсти?
Будущий доктор немного подумал и выдал совершенно неожиданный метод лечения: - Хороший результат может дать внезапный и сильный удар по вывихнутой челюсти.
Вирхов удивился и спросил: - А что вы будете делать потом?
Студент нашёлся быстро: - А потом я немного отодвинусь, чтобы не получить ответный удар.


Однажды берлинский врач доктор Хейм проводил прием пациентов и один из его ассистентов - Бильрот - спросил у него:
-Почему, господин профессор, прежде чем вы приступите к установлению диагноза вашего пациента вы выспрашиваете у него очень подробно что он ест и что он пьет? Вы таким образом пытаетесь выяснить какой образ жизни он ведет и как он сказывается на его здоровье?
Хайм юному коллеге ответил так:
-Да, но более всего эта информация помогает мне определить насколько большой гонорар я могу получить с этого человека...

Однажды известного немецкого врача Э. Хейма срочно вызвали в больницу: тяжело больной пациент, которого он лечил, потерял сознание, и казалось, был при смерти. Приехав, в больницу, Хейм предпринял экстренные меры, и больной начал приходить в себя. Он открыл глаза и, обведя взглядом врачей и сестер, сгрудившихся вокруг его постели, неожиданно спросил Хейма: — А это что за олухи? Вне себя от радости, что больной очнулся, Хейм повернулся к своим коллегам и торжествующе сказал: — Вы видите господа, он сразу вас всех узнал!

Одна дама, которая искала для себя дополнительных радостей, изъяснялась однажды Людвигу Шлейху:"Господин доктор! Все врачи в некоторой степени имеют отношение к искусству проводника на дороге в потусторонний мир, не так ли?"
"Вы ошибаетесь, милостивая государыня!" - возразил Шлейх. "Лично я передставляю себя в гораздо более скромном качестве - в качестве некоего дополнительного тормоза!"

Луи Пастер исследовал в своей лаборатории возбудитель оспы.
Однажды к нему заявился секундант одного высокопоставленного господина, который по какой-то непонятной причине счел себя оскорбленным и вызывал ученого на дуэль. Пастер спокойно выслушал посыльного и сказал так:
"Поскольку меня вызывают на дуэль, то я могу воспользоваться своим законным правом выбора оружия. Так вот пусть таким оружием станут две стеклянные колбочки. В одной из них будет открытый мной возбудитель оспы, а в другой - чистая вода. Если тот господин, который вызывает меня на дуэль согласиться выпить содержимое одной из этих колбочек по выбору - то я выпью вторую."
...Дуэль не состоялась...

Как-то, к известному немецкому врачу и микробиологу Роберту Коху на прием явилась богато разодетая высокомерная дама.
— На что жалуетесь, голубушка? — приветливо спроси Кох.
— Господин профессор! возмутилась пациентка.— Что за амикошонство? Вы понимаете, с кем разговариваете? Я привыкла, чтобы ко мне обращались не иначе, как «милостивая государыня!
— Эту болезнь я лечить не умею! — сухо констатировал Кох и крикнул в приемную;
— Прошу следующего!

Однажды немецкий учёный-энциклопедист Александр фон Гумбольдт был в гостях у одного известного парижского психиатра. Визитёр попросил хозяина показать ему кого-нибудь из душевнобольных. Доктор пообещал сделать это завтра, во время обеда.
На следующий день к столу явились двое незнакомых Гумбольдту людей. Один, тихий и задумчивый, всё время молчал. Другой же был полон огня, говорил не переставая, перескакивал с темы на тему и отчаянно жестикулировал. Когда обед кончился, первый, который молчун, церемонно поклонился и ушёл, а вот второй, который буйный, даже в дверях продолжал возбужденно что-то рассказывать. Его еле-еле выпроводили.
После их ухода Гумбольдт обратился к медику: - Твой сумасшедший доставил мне большое удовольствие.
- Чем?- удивился врач.- Ведь он всё время молчал!...
- Не может быть! А кто же был этот восторженно-буйный господин?...
- Это был писатель Оноре де Бальзак – ответил известный парижский психиатр.

В своей автобиографии Абу Али ибн Сина писал так: «Я занялся изучением медицины, пополняя чтение наблюдениями больных, что меня научило многим приёмам лечения, которые нельзя найти в книгах». По соседству с Ибн Синой жил некий юноша. И вот однажды он заболел. Не ел ничего, не пил, лежал лицом к стене и на все расспросы лишь изредка вздыхал. В общем, угасал парень на глазах. К больному пригласили Ибн Сину. Он внимательно осмотрел молодого человека, взял его за руку и стал слушать у пациента пульс. При этом лекарь начал перечислять названия районов Бухары, а затем и улицы одного оживлённого торгового квартала.
Странный поступок медика, не правда ли!? Вот представьте себе современную аналогию: вызвали вы домой скорую помощь, а прибывший доктор вместо стандартных расспросов, вместо замера давления и снятия кардиограммы начал перечислять названия улиц и номера домов. Что вы подумаете об этом чудаке?...
Родственники больного бухарского юноши тоже, наверное, сильно удивлялись. Однако Ибн Сина вдруг сказал: - Ну вот, адрес нам теперь известен. После чего приступил к совсем уж странной диагностике – он принялся перечислять женские имена.
Ещё раз перенесёмся в нашу аналогию: предположим, ваш сын, вот уже который день, лежит в кровати весь такой бледный, а чудаковатый доктор после словесной игры с названиями улиц начал бредить женскими именами. Какова будет ваша реакция?... Вот то-то же!...
Странный лекарь Ибн Сина остановил перечисление на имени Диляра и, повернувшись к домочадцам, сказал: - Его болезнь носит имя Диляра. Она живет в новом доме возле бани, в большом торговом квартале. Могу прописать верное средство: немедленное сватовство и женитьба.
Влюблённо-больной юноша вскочил с кровати и изумлённо спросил у врачевателя: - Как ты узнал!?Ведь я скрывал эту тайну в своём сердце!
И тогда мудрый Абу Али ибн Сина ответил: - Твоё сердце выдало тебя. Когда ты слышал близкое тебе имя, сердце твоё замирало, и пульс сбивался.

Однажды в конце XVIII века в дом парижского врача Филиппа Куртиуса пробрался вор, который унёс несколько больших коробок с ценными, как он думал, вещами. Когда же он открыл эти коробки, то поспешил быстро от них избавиться – в коробках были человеческие конечности (восковые). Нелишне будет сказать, что Филипп Куртиус был хорошо известным врачом, но свое истинное призвание нашел в изготовлении миниатюр из эмали и анатомических фигур из воска. А его воспитанница - Анна Мария Тюссо, при рождении Гросхольц, скульптор, основатель известного музея восковых фигур мадам Тюссо в Лондоне.
promo moris_levran december 22, 2014 02:45 8
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…