moris_levran (moris_levran) wrote,
moris_levran
moris_levran

Болезнь Баха, хоральная прелюдия Vor deinen Thron tret ich hiermit и смерть гения музыки.

В 1747 году Бах посетил двор прусского короля Фридриха II, где король предложил ему музыкальную тему и попросил тут же что-нибудь на неё сочинить. Бах был мастером импровизации и сразу исполнил трёхголосную фугу. Позже он сочинил целый цикл вариаций на эту тему и послал его в подарок королю. Этот цикл был назван «Музыкальным приношением». Другой крупный цикл, «Искусство фуги», не был завершён Бахом, несмотря на то, что написан он был, скорее всего, задолго до его смерти.
В последние годы жизни гения музыки проявляется болезнь глаз. Трудно сказать, что это было – диабетическая ретинопатия, возрастная макулодистрофия, глаукома или катаракта. Возможно была гипертония, которая могла усугубить проявления катаракты. Бах жаловался сначала на трудности при чтении, особенно в условиях пониженной освещенности. Говорилось даже о выпадении отдельных букв при попытках беглого чтения. У него ухудшилось цветовосприятие и сумеречное зрение. А еще эти загадочные головные боли. Артериальная гипертензия, атеросклероз сосудов головы и шеи? Если так, то повышение давления и атеросклероз, особенно сонных артерий, имеют четкую связь с макулодистрофией.

Его оперировал некий Д. Тейлор (John Taylor, 1703–1774). Он был старшим сыном Джона Тейлора, хирурга и аптекаря из Норвича. Родился 16 августа 1703 года. В 1722 году поступил на работу в качестве помощника аптекаря в Лондоне. Учился хирургии под руководством У. Чизелдена (William Cheselden) в госпитале св. Фомы, уделяя особое внимание заболеваниям глаз. Затем Тейлор некоторое время практиковал в Норвиче в качестве общего хирурга и окулиста, но, встретив значительное сопротивление врачебной корпорации, решил расширить сферу своей деятельности. В 1727 году он начал путешествие по стране, и до 1734 объехал большую часть Британских островов. Получил степень доктора медицины в Базеле в 1733 году и стал членом тамошней коллегии врачей. В 1734 году Тейлор получил степень доктора медицины в университетах Льежа и Кельна. В том же году совершил турне по Франции и Голландии и вернулся обратно в Лондон в ноябре 1735 года. В 1736 году он был назначен окулистом английского короля Георга II. Более 30 лет Тейлор продолжал свои офтальмологические «гастроли», имея в Лондоне штаб-квартиру, но посетив почти каждый суд в Европе!

Тейлор уверял, что слушал лекции Г. Бургаве и учился коучингу у выдающегося французского хирурга и анатома Жана Луи Пти (Jean Louis Petit, 1674–1750). Похоже, что лучше он от этого не стал. Современники характеризовали Тейлора как субъекта, который потрясающе умел «убалтывать» больных. Существует очень выразительное определение его: «в науке — ученый, в практике — шарлатан».Он был автором книги «История путешествий и приключений Шевалье Джона Тейлора, офтальмиатра» (Лондон, 1761). Себя он неизменно величал «шевалье» (кавалер). Помните «шевалье д,Артаньяна»? Ну прямо мушкетер! Если судить по тому, скольких пациентов Тейлор лишил глаз, то да. Тейлор путешествовал по Европе в карете, на которой были нарисованы красивые и выразительные… глаза! О его прибытии в город сообщалось заранее (он использовал громкий слоган «Возвращая зрение — возвращаю жизнь»), чтобы привлечь как можно больше доверчивых простофиль. Обычно он делал небольшой разрез в конъюнктиве глаза и накладывал повязку на семь дней. За это время он смывался из города, и его обман не успевали разоблачить. А под повязкой легче развивалась вторичная инфекция, которая тогда могла легко погубить глаз. Примечательно, что в качестве платы за лечение Тейлор принимал не только деньги, но и ценные вещи, например золотые часы. Писатель Сэмюэль Джонсон использовал пример Тейлора в качестве иллюстрации того, как «далеко в своей наглости может дойти невежество». Но Тейлор не смущался упреками и называл себя опытным «коучером» — хирургом, специализирующимся на удалении катаракты дроблением.

Надо признать, что кое-какие достижения у Тейлора все же были. Он был первым, кто описал кератоконус, да и в хирургическом подходе к косоглазию (посредством разреза глазодвигательной мышцы) он был впереди своего времени (R. Zegers, 2011). Пациенты во второй половине XVIII века при глазных операциях сидели в кресле в вертикальном положении и плотно прижимались помощником врача к спинке стула, ведь единственной анестезией были алкоголь и опиаты. А вот Д. Тейлор использовал шпатель, которым прижимал верхнее веко к костной стенке глазницы. Части назоресничного нерва или его ветвей «выключались», а именно эти нервы обеспечивали иннервацию роговицы, радужки и ресничного тела, поэтому манипуляция Тейлора все-таки ослабляла боль.
В течение последнего года жизни Баха зрение композитора стало настолько плохим, что он, после уговоров друзей, решился на операцию. На беду в тот момент и прикатил Тейлор в своей «глазной» карете. Первая операция Баха состоялась между 28 и 31 марта 1750 года, а вторая была выполнена в период с 5 по 7 апреля. Скорее всего, первая операция была стандартным «коучингом» — процедурой, которую Тейлор описал в своей книге о лечении катаракты и глаукомы (1736). При этой операции разрез размером около 4 мм производился на 3,5 мм кзади от лимба. Плоско-выпуклой иглой вскрывалась задняя капсула хрусталика, и движением иглы кпереди и вниз непрозрачный хрусталик смещался книзу в стекловидное тело. Понятно, что без какой-либо коррекции даже в случае удачи человек мог видеть очень плохо. Второй раз Бах был прооперирован из-за появления катаракты (?!). Возможно, что коучинг привел к смещению хрусталика кпереди, зрачковому блоку и вторичной глаукоме.
Что именно случилось во время операции, нам никогда не будет известно, но общий подход Тейлора после вмешательства включал кровопускание, слабительные, закапывание в глаз капель крови от убоя голубей (?!) и припудривание его сахарной пудрой или прокаленной солью. В случае серьезных воспалений Тейлор назначал большие дозы ртути. И это все происходило в доантисептическую эпоху. Конечно, много осложнений могло быть вызвано такими операциями: увеит или эндофтальмит, вторичная глаукома, кровоизлияние, отслойка сетчатки и даже (после 4–8 недель) симпатическая офтальмия.

Кстати говоря, неизвестно, прооперировал Тейлор один или оба глаза у Баха в обоих случаях. Он, возможно, взялся за вторую операцию потому, что результат был не совсем таким, как он хотел, или, возможно, он прооперировал второй глаз во время второй операции. По данным газеты Vossische Zeitung (1750 г., № 41), Бах был в состоянии видеть намного лучше после первой операции: «В числе других он оперировал — причем с наижелательнейшим успехом — и господина капельмейстера Баха, из-за [слишком] частого употребления зрения почти совершенно оного лишившегося, — какового неоценимого счастья многие тысячи людей сему всемирно знаменитому композитору от души желали и всячески господину Тейлору за то признательны… [Сообщение в „Берлинской привил. газете“. — Лейпциг, 1.IV. 1750 г.]». Но есть предположение, что на газету мог оказать влияние сам Тейлор.

Биографы указывают на то, что Бах полностью ослеп после второй операции и что он почувствовал себя плохо и испытывал боль в глазах. Но, как уже говорилось, боль в глазах была и задолго до этого. Именно то, что Бах был «совершенно слепой» после второй операции, говорит в пользу операции на двух глазах или слепого до операции одного глаза. Если и правда его правый глаз был незрячим, то Тейлор предпочел, как и всегда, оперировать левый глаз! Кроме того, выражение «полностью слепой», которое использовалось тогда, возможно, не совпадает с интерпретацией современных офтальмологов. Бах так и не восстановился после операции. В источниках упоминается внезапное возвращение зрения за несколько дней до смерти композитора, за которым последовал инсульт. Потом развилась лихорадка, спутанность сознания и наступила смерть. 28 июля 1750 года, в 18:15, на 66-м году жизни, несмотря на помощь двух самых искусных врачей в Лейпциге, И. С. Бах умер менее чем через четыре месяца после второй операции.

Внезапный краткий, спонтанный возврат зрения композитора большинству исследователей кажется маловероятным после длительного периода воспаления и/или повышенного внутриглазного давления. Может, это была галлюцинация или синдром Бонне, когда больные испытывают сложные зрительные галлюцинации. Этот синдром связан с ухудшением или потерей зрения из-за того, что деафферентация вызывает в сенсорной коре спонтанную активность с формированием зрительных образов в сознании. Впервые описавший этот синдром Шарль Бонне (Charles Bonnet, 1720–1793) сам им не страдал. Галлюцинации были у его деда — Шарля Люллена. Он перенес операцию по поводу катаракты, и зрение было довольно плохим. В 1759 году он описал внуку свои разнообразные видения. Первое, что он «увидел», — носовой платок в воздухе. Большой голубой носовой платок с четырьмя оранжевыми кругами. Он знал, что это галлюцинация, потому что платков в воздухе не бывает. Потом он увидел большое колесо на горизонте. Но иногда он не был уверен в том, видит он сейчас галлюцинацию или нет, потому что галлюцинации могли соответствовать зрительному контексту. Один раз у него в гостях были внучки. Он спросил: «Кто эти красивые молодые люди с вами?» Они ответили: «Увы, дедушка, с нами нет никаких красивых молодых людей». И тогда красивые молодые люди исчезли. Ш. Люллен видел сотни разных фигур, различные пейзажи всех видов. Однажды он увидел человека в халате, курившего трубку, и понял, что это он сам и есть. «Это был единственный персонаж, которого он узнал»(G. de Morsier, 1967).
«Апоплексический удар» — в те времена неспецифический термин, который, возможно, указывает лишь на то, что Бах потерял сознание. Но это не была внезапная «аритмическая» смерть от остановки кровообращения. У композитора была лихорадка и постепенная утрата сознания. Лихорадка свидетельствует об инфекции. Важно понять, есть ли связь между операцией Д. Тейлора и инфекцией. Кажется маловероятным, что послеоперационный эндофтальмит тлел в течение четырех месяцев, прежде чем привести к смертельному сепсису. Безусловно, операции, кровопускание и/или слабительные, примененные Тейлором, ослабили бы и проявления инфекции. Одним словом, однозначно обвинить Д. Тейлора в смерти Баха невозможно. Но ведь он же ослепил и другого великого композитора — Генделя! Судьба, кстати говоря, жестоко отомстила Тейлору: согласно легенде, перед смертью он сам ослеп.

«Некролог» пишет о болезни Баха: «У него было слабое от природы зрение, которое следствие неслыханного воодушевления, с которым он учился, особенно в молодые годы, когда бодрствовал целыми ночами, все ухудшалось, и в последние годы эта слабость зрения превратилась в болезнь глаз. Бах хотел было избавиться от своей болезни путем операции. Движимый отчасти желанием всеми своими оставшимися, и еще очень свежими, духовными и телесными силами служить богу и своим ближним, отчасти следуя совету некоторых своих друзей, возлагавших большие надежды на одного глазного врача, прибывшего в то время в Лейпциг, Бах решил избавиться от болезни путем операции. Однако операция, несмотря на то, что ее пришлось проделать дважды, не удалась. Он не только потерял зрение, но вследствие операции и оказавших вредное действие лекарств, разрушился весь его до того совершенно здоровый организм, так что целые полгода он был почти постоянно болен. За десять дней до смерти казалось, что зрение его поправляется, так что как-то утром он снова начал видеть и даже мог выносить свет. Но через несколько часов после этого с ним случился апоплексический удар, затем резко поднялась температура и, несмотря на все старания двух самых лучших врачей Лейпцига вернуть его к жизни
28 июля 1750 года в четверть девятого на шестьдесят шестом году жизни он тихо отошел в другой мир».

Известный английский глазной врач шевалье Джон Тейлор, который позже лечил и Генделя, в своих мемуарах «История путешествий и приключений глазного врача шевалье Тейлора, написанная им самим» рассказывает, кстати, довольно неточно, историю лечения Баха: «Я видел множество удивительных животных, дромадеров, верблюдов и др., особенно в Лейпциге, где я возвратил зрение одному знаменитому музыканту, которому шел уже 88-ой год (sic!). С ним вместе вначале воспитывался Гендель».
Последним произведением Баха стала хоральная прелюдия для органа, которую он продиктовал своему зятю, практически находясь на смертном одре. Название прелюдии — "Vor deinen Thron tret ich hiermit" ("Вот я предстаю перед Твоим троном"), этим произведением часто заканчивают исполнение неоконченного "Искусства фуги".

Tags: Бах, История болезни, Медицина, Музыка
Subscribe
promo moris_levran december 22, 2014 02:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments