moris_levran (moris_levran) wrote,
moris_levran
moris_levran

Category:

История благородства, героизма и предательства.

Храм Спаса на крови 1
Эта история о несостоявшихся политических переменах Российской империи, которые, в конце концов, вылились в череду кровавых событий – "кровавого воскресенья", революций 1905, 1917годов, и начавшегося после них ещё более кровавых событий гражданской войны и "революционные" репрессии. Но это так же и история предательства. Когда народ, освобождённый из под кровавого ига Османской империи, само существование которого могло стать печальной предтечей геноцидов XX века не один раз предал своих спасителей, в том числе и в XX и в XXI веке.
«…Грянул взрыв с Екатеринина канала,
Россию облаком покрыв.
Все издалека предвещало,
что час свершится роковой,
что выпадет такая карта…
И этот века час дневной –
Последний – назван первым марта», – писал Александр Блок.

«Адский умысел совершил свое адское дело. Глава государства пал жертвой злодейской руки… Удар пал на Россию, начавшую после долгих лет томления освежаться надеждой на возможность радующего просвета», — писала газета «Русские ведомости» 2 марта 1881 года.

«Взрывом прошлого воскресения был нанесен смертельный удар прежним принципам, и никто не мог отрицать, что будущее не только Российской империи, но и всего мира зависело теперь от исхода неминуемой борьбы между новым русским Царем и стихиями отрицания и разрушения». писал много лет после Великий князь Александр Михайлович.
Так закончилась эпоха реформ, надежды на создание первой конституции России и демократических перемен, готовящихся графом Михаилом Тариеловичем Лорис-Меликовым. Так Россия ступила на путь хаоса и теперь уже неизбежной революции, и множества ненужных жертв ….
В центре Санкт Петербурга, в верхней части канала Грибоедова высятся купола храма Спаса-на-крови. Это и храм, и памятник Александру II, и память о той России, которая была. А может и той несбывшейся России, которой она могла бы стать, не будь чудовищного злодеяния. И напоминание о слепой злобе, способной изменить историю целой империи.

Сейчас, в современном мире масштабы каждодневных трагедий зачастую превосходят эту. В XX веке человечество пережило многие масштабные трагедии. Да и в России их было немало – первая мировая война, революция 1917 года, гражданская война, вторая мировая, Сталинские репрессии. Но был ли шанс у России избежать этого? Возможность такая реально была, и Россия могла бы стать на путь демократии. В 1881 году мог появиться первый русский парламент, возможно и не такой, как в европейских странах. Могла появиться первая конституция. А, возможно, при известном допущении в дальнейшем и парламентская республика. История России пошла бы не по тому руслу. Возможно, она была бы несравненно более могущественной. И множество ненужных жертв могла бы избежать. Если бы…

Эпоха великих реформ началась конца 1850 годов многочисленными преобразованиями жизни великой страны.
Отмена крепостного права, создание крестьянского, земского и городского самоуправления (действительно независимого от администрации) и гласного суда, серьезное смягчение цензуры, всесословная воинская повинность - все это было проведено в жизнь за каких-то полтора десятилетия. Модернизация России продолжилась на новой основе - освобожденного труда крестьян, развития частной инициативы, зарождения гражданского общества. Наблюдался бурный рост предпринимательской деятельности. В 1863 году царь писал французскому императору Наполеону III: "Опыт свидетельствует, что истинное условие спокойствия в мире заключается не в неподвижности, которая невозможна, и не в шаткости политических сделок… а в практической мудрости, необходимой для того, чтобы примирять историю - этот незыблемый завет прошедшего - с прогрессом, залогом настоящего и будущего". В стране, где так долго ожидали реформ, оказалось слишком много противников. Одни были недовольны слишком быстрым темпом реформ, другие - недостаточным радикализмом, третьи – считали, что реформы пошли не тем путём. Однако со временем реформы стали замедляться.

Балканский кризис. В 1875-1876 годах Балканский полуостров охватили восстания и военные выступления славян против турок, Россия оказалась перед очень непростым выбором. Суть его четко выразил сам император в беседе с военным министром Дмитрием Милютиным: «Спрашиваю тебя, благоразумно ли было бы нам, открыто вмешавшись в дело, подвергнуть Россию всем бедственным последствиям европейской войны? Я не менее других сочувствую несчастным христианам Турции, но я ставлю выше всего интересы самой России».
«Усталый, даже истощенный морально и физически, он не устоял на своей позиции и, не доведя до конца главного дела своего царствования, реформирования России, начал войну, которой и умом, и сердцем, своей чуткой интуицией так хотел избежать», — пишет известный исследователь той эпохи Л.Г. Захарова.
Россия слишком высокой ценой достигла победы. Множество балканских славянских народов было освобождено. Однако в стране начался внутренний кризис.

В ноябре был взорван поезд, в котором, как считали убийцы, ехал Александр II, а 5 февраля 1880 года чудовищный взрыв потряс уже Зимний дворец. Оказалось, что один из террористов, Степан Халтурин, устроился во дворец плотником и сумел пронести в него около трех пудов динамита, которые и взорвал под обеденной залой в момент, когда там должен был находиться император (тот всего на полчаса задержался).
Утром в воскресенье 1 марта 1881 года во дворце было получено сообщение, в котором точно указывалось место будущего покушения. Однако изменить заранее известный маршрут движения царя министр двора граф А.В. Адлерберг не решился якобы потому, что накануне в ответ на очередное предостережение Александр II раздраженно заявил: "Слушай, Адлерберг! Я тебе уже не раз говорил и еще раз приказываю: не смей мне ничего докладывать о готовящихся на меня покушениях… Я хочу остаток жизни прожить в покое".
Когда один из террористов, Николай Рысаков, бросил в карету царя первую бомбу, тот, оставшись невредимым, сначала вышел из поврежденного экипажа, затем подошел к раненым, к Рысакову, а потом еще вознамерился осмотреть место взрыва. В рядах охраны тем временем царила явная растерянность.
Все эти необъяснимые и нелогичные обстоятельства и позволили другому террористу, Игнатию Гриневицкому, продолжить начатое дело второй бомбой. Трагизм происшедшего усугублялся тем, что властям к 1 марта уже удалось выйти на след террористов, и их арест был вопросом нескольких дней. Желябов, главный организатор катастрофы 1 марта, был арестован ранее этого дня. Покушение на Екатерининском канале фактически было их последним шансом. Чуть больше осторожности при планировании маршрута движения или немного более умелые действия того же Дворжецкого - и царь был бы спасен.
Но был ещё один момент, способный в корне изменить судьбу России, царя Александра II, царской династии. Готовились реформы, которые навсегда бы лишили малейшей возможности для террористов. Реформирование строя в царской России. В результате этой реформы Россия могла бы стать конституционной монархией, избежать революционных событий, и в конце реформ и демократических преобразований стать самой могущественной державой мира. Этот спасительный план должен быть рассмотрен 4 марта 1881 года. Один из главных реформаторов был Лорис-Меликов. Кто этот человек, который мог спасти Россию от череды бессмысленных кровавых преступлений и ещё более кровавых событий XX века?
Граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов, один из замечательнейших государственных и военных деятелей России, род. в Тифлисе в семье состоятельного армянина, ведшего обширную торговлю с Лейпцигом; учился сначала в Лазаревском институте восточных языков, потом в школе гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. В 1843 г. Л. Меликов выпущен был корнетом в л. - гв. гродненский гусарский полк, а в 1847 г. переведен на Кавказ, где участвовал в нескольких экспедициях.
Лорис-Меликов предлагал облегчить налоговое бремя, помочь крестьянам, повысить эффективность управления, наладить контакт с прессой, и главное - превратить общество из пассивного наблюдателя любых действий власти в организованную силу, разделяющую с нею бремя ответственности за судьбу страны. Его предложение о создании совещательного собрания представителей земств и городов можно воспринимать как подобие "первого российского парламента". Вызов М.Т. Лорис-Меликова в Санкт-Петербург, одобрение его программы развития и завершения Великих реформ - не были случайностью. Насколько эта политическая стратегия была близка Александру II, видно из его слов, сказанных Лорису осенью 1880 года: "Был у меня один человек, который пользовался полным моим доверием. То был Я.И. Ростовцев (председатель Редакционных комиссий, подготовлявших отмену крепостного права. - Прим. Ларисы Захаровой.). Ты имеешь настолько же мое доверие и, может быть, несколько более". Красноречивое признание, смыкающее конец 1850-х и конец 1870-х годов… Россия стояла накануне второго этапа Великих реформ; власть, снова овладев инициативой, налаживала диалог с общественными силами. Реформаторски настроенная группировка в «верхах» никогда не была столь сплоченной и сильной. Этот план одобрен был императором Александром II 17 февраля 1881 г. и день 4 марта был назначен для рассмотрения его в заседании совета министров. Эта реформа, если была бы претворена в жизнь, могла отнять почву у революционной пропаганды. Страшное событие 1 марта оказалось роковым для начинаний Л. Меликова и оборвало открывавшиеся перед страной перспективы. Потрясенный нравственно и физически, Л. Меликов остался верен своим прежним взглядам, но скоро убедился в невозможности их осуществления. 7 мая 1881 г. он сложил с себя должность министра внутренних дел и последние годы жизни провел, по расстроенному здоровью, за границей.

Александр III после прихода к власти подписал составленный Победоносцевым Манифест о незыблемости самодержавия, который возвестил об отходе от прежнего либерального курса. Сразу же по издании Манифеста либерально настроенные министры и сановники (Лорис-Меликов, Дмитрий Милютин, великий князь Дмитрий Николаевич) вынуждены были подать в отставку.

Храм Спаса на крови
Над дошедшими до нас в неприкосновенности фрагментами набережной - части решетки, плит тротуара, булыжников мостовой, на которые упал, истекая кровью, император, сооружена специальная сень. Народная молва утверждает, что до сих пор отсюда слышатся стоны невинно убиенного царя.

История пошла по другому пути. По пути кровавых революций и войн. Могла ли история пойти по мирному сценарию? Думаю, что могла. Каковы потери России от последующих революций и войн?
Потери России в XX веке:
Погибшие во время 1 мировой войны – более 3 миллион человек
В ходе гражданской войны погибло от 8 до 13 миллион человек
Во время ВОВ погибло около 26,6 миллион человек
Распад СССР - 300 000 убитых. Теперь ещё кровавые события на Украине. Всё это прямые следствия той давней истории. Террор опередил реформы, которые не допустили бы последующих кровавых событий.

Теперь о "благодарности" освобождённых народов. Речь идёт о Болгарии.
Итак, в 1877 году началась "последняя" русско-турецкая война. Эта война началась вопреки желанию русского императора Александра II – под давлением общественного мнения, требовавшего прийти на помощь "братьям-славянам" в Сербии, Черногории и Болгарии, которых турки угнетали в течение 500 лет. Помощь могла прийти только со стороны России – европейцы хотели сохранить паритет сил, и не хотели ослабления Османской империи. Кроме того, существовали, пусть утопические идеи панславизма – объединение России, народов Балкан и Восточной Европы в славянскую империю со столицей - Царьград-Константинополь. Это, как и теоретическую возможность контроля России над выходом из Черного моря в Средиземное, при овладении проливами Босфор и Дарданеллы, не устраивала давнишнюю соперницу России – Великобританию.

Не буду перечислять те жертвы, на которые пошёл русский народ в борьбе с Османской империей. Только вмешательство Великобритании с Францией предотвратили захват Константинополя. Был заключён Сан-Стефанский договор, где признавалась независимость Сербии, Черногории и Румынии, их территория увеличивалась. Босния и Герцеговина должны были образовать автономную область. Создавалось новое автономное славянское княжество на Балканах - Болгария, которое включало этнические болгарские территории в Мезии, Фракии и Македонии. Болгария простиралась от Дуная до Эгейского моря, от Черного моря до Охридского озера и должна была два года находиться под русским управлением, после чего получить полную автономию, выплачивая Турции номинальную дань. Россия не смогла воспользоваться плодами своей победы. На берлинском конгрессе итоги войны были переиграны не в пользу России. Балканские государства после обретения независимости быстро отвернулись от России к экономически более сильным её соперникам - европейским державам.

Чем оплатила Россия свою победу? Гиперинфляцией, падением жизненного уровня, возникшей революционной деятельностью, и в итоге – покушение на Александра II, завершившееся его гибелью.
Итак, после приобретения независимости в результате победы России над Турцией, в 1887 г. болгарский престол занял представитель Саксен-Кобургской династии король Фердинанд I, Болгария во внешней политике отвернулась от России и стала ориентироваться только на Германию. В 1885 году Болгария объявила войну Сербии за право обладания Восточной Румелией.

Во время Первой мировой войны 6 сентября 1915 г. болгары подписали союзный договор с Германией. Попытки лидеров оппозиционных партий убедить Фердинанда в необходимости сохранять нейтралитет оказались безуспешными. Вскоре дипломатические отношения Болгарии со странами Антанты были разорваны. В армию были мобилизованы около 800 тысяч человек.
1 октября 1915 г. Болгария объявила войну Сербии. Болгарские войска воевали с сербами, румынами. Болгарским войскам удалось выбить сербов из Македонии и овладеть ее территорией, а так же часть территорий Румынии и Греции.
В сентябре 1918 года союзным войскам удалось прорвать фронт болгарской армии, и 29 сентября 1918 года Болгария была вынуждена подписать перемирие со странами Антанты. В 1919 году был заключён Нёйиский договор, по которому Болгария, как проигравшая в войне сторона, лишилась значительной части своей территории и выхода к Эгейскому морю.
К началу Второй мировой войны царь Борис III стремился обеспечить нейтралитет Болгарии. Правительство Б. Филова (1940-43) отказалось принять предложение СССР о заключении советско-болгарского договора о дружбе и взаимной помощи. 1 марта 1941 года в Вене было подписано соглашение о присоединении Болгарии к Берлинскому пакту. Болгария стала союзником фашистской Германии. С сентября 1940 года по апрель 1941 года Болгария увеличила свою территорию на 50%, а численность населения — на треть. Снова возникла Великая Болгария от Черного до Эгейского моря.
Операция вермахта «Марита» развернулась также на территории Югославии и Греции. После того как немецкая армия завоевала эти страны в апреле 1941 г., в соответствии с ранее принятыми соглашениями гитлеровцы разрешили Болгарии ввести свои войска и администрацию в греческую Западную Фракию и югославскую Вардарскую Македонию. Болгария предоставила свою территорию для размещения немецких войск и авиации, однако болгарские вооружённые силы не принимали участия в боевых действиях. 19-20 апреля 1941 года, в соответствии с соглашением между Германией, Италией и правительством Болгарии, части болгарской армии без объявления войны пересекли границы с Югославией и Грецией и оккупировали территории в Македонии и Северной Греции.
Гитлер высоко ценил участие болгар в оккупации балканских стран. Беседуя со своими приближенными вечером 22 июня 1942 г. в Имперской канцелярии, он сказал: "Там, где находятся болгары, хорошо знающие балканские условия, царит спокойствие. И там, где расположены дивизии СС или полицейские войска, с поддержанием общественной безопасности и порядка тоже все как надо... а где итальянцы — ну что тут можно сказать! — полное отсутствие порядка". Впрочем, немецкие стратеги, полагая, что болгары не будут воевать против СССР, не посылали войска болгар на восточный фронт, а использовали их на Балканах, в частности против тех стран, с которыми Болгария воевала в прошлом. Когда 8 сентября 1944 войска Красной Армии вступили на территорию Болгарии, и вечером того же дня коммунистическая оппозиция осуществила переворот против правительства, установив правительство т. н. Отечественного фронта.
Дружба с Советским Союзом, с Россией длилась до развала социалистического лагеря. 29 марта 2004 г. вошло в историю Болгарии как эпохальное и незабываемое событие. В этот день страна, которую долгое время считали верным другом Советского Союза и России, была принята в НАТО.
Энтузиазм, с которым Болгария вступила в блок НАТО, не скрывающий свою задачу противостоять СССР, а теперь и России, разочаровал всех тех, кто верил в болгаро–российскую дружбу. Это тем более трудно понять, так как Россия никогда не угрожала территориальной целостности Болгарии.
Теперь у Болгарии новые друзья навеки, и она готова поддержать новых друзей во всех их начинаниях. В косовском конфликте Болгария поддержала силовую акцию НАТО против Югославии и предоставила свое воздушное пространство для военной авиации НАТО.
Последние события – неконструктивная позиция Болгарии по проекту "Южный поток". Этот проект предусматривал новый маршрут для поставок природного газа в Европу. Эта диверсификация старого маршрута поставки с целью обеспечения безопасности и независимости о потерявших доверие украинских транзитёров. Предполагалось начать газопровод от российского Черноморского побережья из района города Анапы Краснодарского края, далее продолжить по дну Черного моря с пересечением береговой линии побережья Болгарии. Но проект был сорван именно из-за неконструктивной позиции Болгарии. Теперь же, когда стало ясно, что Россия не будет связывать себя с этим торпедированным проектом, ищет новый путь через Турцию, Болгария "проснулась". Понимая, что этим отказом она лишилась гарантированного высокого дохода в свой бюджет, Болгарский лидер запоздало заявил, что его страна намерена выдать все необходимые разрешения для "Южного потока" и продолжит работу над подготовкой проекта. Но, как говорят, после драки кулаками не машут. Поздно, Бойко Борисов. Раньше надо было думать.

PS: Тогда ответьте мне, кто может считаться настоящим другом России? Почему у России мало настоящих друзей?

"Во всем свете у нас только два верных союзника - наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас". Так говорил российский император Александр III Миротворц (1845—1894). В этих словах он выразил свое внешнеполитическое кредо.
Как пишет в своей «Книге воспоминаний» (1991) великий князь Александр Михайлович (1866—1933) "Горький опыт XIX века научил Царя, что каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь горько об этом сожалеть. Александр I спас Европу от Наполеона I, и следствием этого явилось создание на западных границах Российской империи могучих Германии и Австро-Венгрии. Его дед Николай I послал русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 г. и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, и в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны. Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав, таким образом, слово, данное императору Вильгельму I, а восемь лет спустя на Берлинском конгрессе Бисмарк лишил Россию плодов ее побед над турками.
Французы, англичане, немцы, австрийцы — все в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей. У Александра II не было дружеских чувств в отношении Европы. Всегда готовый принять вызов, Александр III, однако, при каждом удобном случае давал понять, что интересуется только тем, что касалось благосостояния 130 миллионов населения России".

PSPS: Статья "Особое слово о славянах" из Дневника Ф. М. Достоевского.

. . . вот это-то второе, что наверно, вернейшим образом случится и сбудется, мне и хотелось давно высказать. Именно, это второе состоит в том, что, по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому – не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!


И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному будто бы, характеру славян, совсем нет, – у них характер в этом смысле как у всех, – а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, "имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени".

Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем, – коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии.

Нынешнюю, например, всенародную русскую войну, всего русского народа, с царем во главе, поднятую против извергов за освобождение несчастных народностей, – эту воину поняли наконец славяне теперь, как вы думаете?

Но о теперешнем моменте я говорить не стану, к тому же мы еще нужны славянам, мы их освобождаем, но потом, когда освободим и они кое-как устроятся, – признают они эту войну за великий подвиг, предпринятый для освобождения их, решите-ка это? Да ни за что на свете не признают!

Напротив, выставят как политическую, а потом и научную истину, что не будь во все эти сто лет освободительницы-России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок, своею доблестью или помощи Европы, которая, опять-таки, не будь на свете России, не только бы не имела ничего против их освобождения, но и сама освободила бы их.

Это хитрое учение наверно существует у них уже и теперь, а впоследствии оно неминуемо разовьется у них в научную и политическую аксиому. Мало того, даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России.

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Они поймут всё величие и всю святость дела России и великой идеи, знамя которой поставит она в человечестве.

Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии какой-нибудь их Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизации, прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать.

Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство.

Будут даже такие минуты, когда они будут в состоянии почти уже сознательно согласиться, что не будь России, великого восточного центра в великой влекущей силы, то единство их мигом бы развалилось, рассеялось в клочки и даже так, что самая национальность их исчезла бы в европейском океане, как исчезают несколько отдельных капель воды в море.

России надолго достанется тоска и забота мирить их, вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае.

Разумеется, сейчас же представляется вопрос: в чем же тут выгода России, из-за чего Россия билась за них сто лет, жертвовала кровью своею, силами, деньгами? Неужто из-за того, чтоб пожать столько маленькой, смешной ненависти и неблагодарности?

О, конечно, Россия всё же всегда будет сознавать, что центр славянского единства — это она, что если живут славяне свободной национальной жизнью, то потому, что этого захотела и хочет она, что совершила и создала всё она. Но какую же выгоду доставит России это сознание, кроме трудов, досад и вечной заботы?

Ответ теперь труден и не может быть ясен.

Во-первых, у России, как нам всем известно, и мысли не будет, и быть не должно никогда, чтобы расширить насчет славян свою территорию, присоединить их к себе политически, наделать из их земель губерний и проч.

Все славяне подозревают Россию в этом стремлении даже теперь, равно как и вся Европа, и будут подозревать еще сто лет вперед.

Но да сохранит бог Россию от этих стремлений, и чем более она выкажет самого полного политического бескорыстия относительно славян, тем вернее достигнет объединения их около себя впоследствии, в веках, сто лет спустя.

Доставив, напротив, славянам, с самого начала, как можно более политической свободы и устранив себя даже от всякого опекунства и надзора над ними и объявив им только, что она всегда обнажит меч на тех, которые посягнут на их свободу и национальность, Россия тем самым избавит себя от страшных забот и хлопот поддерживать силою это опекунство и политическое влияние свое на славян, им, конечно, ненавистное, а Европе всегда подозрительное.

Но выказав полнейшее бескорыстие, тем самым Россия и победит, и привлечет, наконец, к себе славян; сначала в беде будут прибегать к ней, а потом, когда-нибудь, воротятся к ней и прильнут к ней все, уже с полной, с детской доверенностью.

Все воротятся в родное гнездо.

О, конечно, есть разные ученые и поэтические даже воззрения и теперь в среде многих русских. Эти русские ждут, что новые, освобожденные и воскресшие в новую жизнь славянские народности с того и начнут, что прильнут к России, как к родной матери и освободительнице, и что несомненно и в самом скором времени привнесут много новых и еще не слыханных элементов в русскую жизнь, расширят славянство России, душу России, повлияют даже на русский язык, литературу творчество, обогатят Россию духовно и укажут ей новые горизонты.

Признаюсь, мне всегда казалось это у нас лишь учеными увлечениями; правда же в том, что, конечно, что-нибудь произойдет в этом роде несомненно, но не ранее ста, например, лет, а пока, и, может быть, еще целый век, России вовсе нечего будет брать у славян ни из идей их, ни из литературы, и чтоб учить нас, все они страшно не доросли.

Напротив, весь этот век, что может быть, придется России бороться с ограниченностью и упорством славян, с их дурными привычками, с их несомненной и близкой изменой славянству ради европейских форм политического и социального устройства, на которые они жадно накинутся.

После разрешения Славянского вопроса России, очевидно, предстоит окончательное разрешение Восточного вопроса. Долго еще не поймут теперешние славяне, что такое Восточный вопрос!

Да и славянского единения в братстве и согласии они не поймут тоже очень долго. Объяснять им это беспрерывно, делом и великим примером будет всегдашней задачей России впредь.

Опять-таки скажут: для чего это всё, наконец, и зачем брать России на себя такую заботу?

Для чего: для того, чтоб жить высшею жизнью, великою жизнью, светить миру великой, бескорыстной и чистой идеей, воплотить и создать в конце концов великий и мощный организм братского союза племен, создать этот организм не политическим насилием, не мечом, а убеждением, примером, любовью, бескорыстием, светом; вознести наконец всех малых сих до себя и до понятия ими материнского ее призвания — вот цель России, вот и выгоды ее, если хотите.

Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим «интересам», то погибнут эти нации несомненно, окоченеют, обессилеют и умрут.

А выше целей нет, как те, которые поставит перед собой Россия.
Tags: Александр II, История, Лорис-Меликов, Политика
Subscribe
promo moris_levran december 22, 2014 02:45 8
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments