Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

promo moris_levran december 22, 2014 02:45 8
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…
byzantine

Ковентри Патмор.


КОВЕНТРИ ПАТМОР (23 ИЮЛЯ 1823–26 НОЯБРЯ 1896)

Английский поэт и литературный критик. Родился в Вудфорде (Эссекс), в семье писателя П. Дж. Патмора, от которого унаследовал склонность к литературным занятиям. Сын К. Патмора, Генри Джон Патмор (1860–1883), в свою очередь, тоже стал поэтом.

В 1844 г. Ковентри Патмор опубликовал небольшой томик «Стихотворения». Огорченный нелестными критическими отзывами (в частности, разгромной статьей в журнале «Блэквудз»), скупил и уничтожил остаток тиража; однако благодаря этой публикации автор познакомился со многими известными литераторами современности, в том числе с Д. Г. Россетти, а через него — с У. Х. Хантом, и оказался вовлечен в Братство прерафаэлитов: свою поэму «Времена года» он опубликовал на страницах журнала The Germ. С 1846 г. занимал должность помощника библиотекаря в Британском музее, свободное время посвящая поэзии. В 1854 г. выходит первая часть его наиболее известной поэмы «Домашний ангел»; все 4 части поэмы — «Обрученные» (The Betrothed), «Свадьбы» (The Espousals), «Верность навеки» (Faithful For Ever) и «Победы любви» (The Victories of Love) — были опубликованы целиком в 1863 г. В поэме воплощен расхожий викторианский образ идеальной жены / идеальной женственности: жена должна быть безоглядно предана и безоговорочно покорна своему мужу, беспомощна, кротка, очаровательна, в избытке наделена способностью к самопожертвованию и сочувствию, чиста и непорочна. Этот миф надолго утвердился в сознании: более чем полвека спустя В. Вульф писала, что задача всякой женщины-писательницы — «убить Домашнего Ангела». Собрание стихотворений Патмора в двух томах было опубликовано в 1886 г., с предисловием, которое могло бы послужить эпитафией автору: «Я написал немного, но — только самое лучшее; я никогда не высказывался, если мне нечего было сказать, и не жалел времени и сил на то, чтобы слова мои зазвучали правдиво». Патмор занимался и литературной критикой, опубликовав книги «Принцип в искусстве» (Principle in Art, 1879), отдельные главы которой посвящены творчеству Дж. Китса, П. Б. Шелли, У. Блейка и Д. Г. Россетти, и «Religio poetae» (1893). В списке из 57 имен «Бессмертных», составленном У. Х. Хантом («не существует иного Бессмертия, нежели то, что сосредоточено в этих именах»), значится и имя Патмора — отмеченное одной звездочкой.

ИГРУШКИ

Сынишка мой, —

Он грустным взглядом в мать

И вовсе не шалун,

Но тут опять

В который раз нарушил мой запрет.

Его я шлепнул и отправил спать,

На сон грядущий не поцеловав.

Я был суров, я был неправ;

Но я не мать,

А матери давно уж нет!

Немного погодя,

Встревожась, я поднялся убедиться,

Уснул он или нет.

Он спал — и глубоко дышал во сне,

Но были влажны длинные ресницы.

Я влагу их губами осушил —

И сам не прослезился еле:

На столике, придвинутом к постели,

Малыш мой перед сном расположил

Все, что могло его утешить в горе:

Узорный камень, найденный у моря,

Шесть раковин, кусок стекла,

Обкатанный волной, коробку фишек,

Подснежник в склянке, пару шишек, —

Устроив так, чтобы рука могла

Ласкать сокровища свои…

— О Боже! —

Воскликнул я, — когда мы все заснем

И больше раздражать тебя не сможем,

Тогда припомни, что служило нам

Игрушками, какой бесценный хлам

Нас утешал на этом свете, —

И гнев на неразумных удержи,

И улыбнись, и как отец скажи:

Я их прощу,

Они ведь только дети.

Перевод Г. Кружкова
byzantine

Террористическая деятельность отрядов Армии Крайовы в тылу Красной Армии


Армия Крайова (с пол. – национальная армия) была образована правительством Польши в эмиграции (так называемым, Лондонским правительством) зимой 1942 года на оккупированной немцами территории Польши.
Историческую ценность представляют впервые опубликованные документы о террористической деятельности отрядов Армии Крайовой в тылу Красной Армии на территории Польши, Белоруссии и Литвы в 1944-1945 годах. Как свидетельствуют донесения органов политуправления фронтов, участвовавших в боях за Польшу, руководство Армии Крайовойв занятых советскими войсками районах еще до начала боев за Варшаву начало организацию подпольной работы с целью дезорганизации местных органов управления и подготовки к силовому захвату власти. А уже в мае 1945 года ячейки Армии Крайовойразвернули террор против военнослужащих Красной Армии и местного населения.

Публикация рассекреченных документов об освобождении Варшавы из фондов Центрального архива Минобороны России является продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие фальсификациям истории, попыткам пересмотра итогов Великой Отечественной и Второй мировой войн.
Collapse )
byzantine

День геноцида армян


"В течение лета 1915 года прибывали все новые и новые партии ссыльных, некоторые из них насчитывали несколько тысяч человек. Одна из первых, прибывшая в июле, расположилась в обширном открытом поле в окрестностях города, где люди лежали без всякой защиты от палящего солнца и ветра. Все они были в лохмотьях, некоторые почти совсем голые. Изнуренные, больные, страдающие от эпидемий, давно не мывшиеся, покрытые грязью и паразитами, они больше напоминали животных, чем человеческие существа. Их гнали несколько недель, как стадо скотов, давая им очень мало еды и воды. Когда приносили тот скудный рацион, которым их снабжало правительство, стража избивала их дубинками как прожорливых животных. Среди них было очень мало мужчин, большинство были убиты курдами еще до их прибытия в Харберд. Было убито и очень много женщин и детей, немало умерло в дороге от слабости и истощения. Только очень ничтожная часть тех, кто начал путь, были еще живы, и они очень быстро умирали…

Наиболее ужасная сцена, свидетелем которой я когда-либо был, превосходила любые сцены Дантова ада. Огромное количество мертвых женщин и детей лежало тут и там, в то время как другие, изнуренные болезнью, умирали. Сидящие на земле старцы бормотали что-то невнятное. Женщины с распущенными волосами и погасшим взором сидели, глядя в одну точку, точно маньяки. Одна, чье лицо до сих пор постоянно встает в моей памяти, была настолько истощена, кожа так плотно обтягивала ее черты, что голова казалась безжизненным черепом. Других мучили предсмертные судороги. Маленькие дети с раздутыми животами барахтались в грязи среди отбросов. Многие из них бились в конвульсиях. В этом лагере никому уже помочь было невозможно. В нескольких шагах от них проходила длинная траншея, куда жандармы каждый день сбрасывали тех, кто умер или казался умершим. Ссыльных заставляли самим рыть эту траншею до тех пор, пока кто-либо из них был в состоянии работать".
Лесли Амертон Дэвис, американский консул.
byzantine

Армянские корни генералиссимуса Александра Суворова


9 мая 2014 года в России были подведены итоги конкурса «Имя Победы», который был организован Российским военно-историческим обществом и ВГТРК при поддержке Министерства культуры России. Голосующим предстояло выбрать наиболее достойных из 100 самых прославленных российских военачальников с древности до наших дней. Но, по правде говоря, это был тот случай, когда изначально было ясно, кто окажется победителем и будет объявлен лучшим полководцем в истории России. Разумеется, победил лучший из лучших - Александр Суворов. За него отдали свои голоса почти 560 тысяч человек. На втором месте оказался Георгий Жуков, на третьем - Александр Невский. В пятерку также вошли Михаил Кутузов и Константин Рокоссовский. В голосовании участвовало более миллиона человек, причем не только из России, но и из других стран. Отрадно, что Россия помнит, любит и чтит своего великого сына. Столь же трепетное отношение к Суворову и в Армении.

Под командованием величайшего российского полководца Александра Суворова русские войска не имели ни одного поражения. Генералиссимус Суворов одержал победы во всех без исключения проведённых им сражениях. В исторической литературе можно встретить разные данные. От 60 побед в 60 сражениях до 99 побед в 99 сражениях. По всей вероятности, 60 - это количество лишь крупных побед, а 99 - это полный перечень всех побед Суворова в больших и малых сражениях.

Полководческий гений Суворова с особой силой раскрылся в ходе Семилетней войны 1756 - 1763 годов, на театре русско-турецких боевых действий в 1756 - 1791 годов, в сражении при Фокшанах и Рымнике, осаде Очакова, штурме крепости Измаил, в беспримерных в военной истории Итальянском и Швейцарском походах. Причём он всегда побеждал не числом, а умением.

Вот перечень основных титулов Александра Васильевича: граф Российской империи Суворов-Рымникский (1789), граф Священной Римской империи (1789), князь Италийский (1799), князь и гранд Сардинского королевства (1799), генералиссимус (1799). Он был кавалером всех российских и многих иностранных орденов (прусских Чёрного орла и Красного орла, сардинских Святого Благовещения и Святых Маврикия и Лазаря, австрийского Марии-Терезии, баварского Святого Губерта, французского Кармельской Богоматери и Святого Лазаря Иерусалимского).

Жаль, что Александр Васильевич не дожил до войны 1812 года. Собственно, будь он жив, Наполеон вряд ли осмелился бы напасть на Россию. А если бы и посмел, несомненно, вскоре был бы разбит. И о взятии французами Москвы не было бы и речи. Суворов не умел отступать и проигрывать. Он умел лишь наступать и побеждать!

Теперь поговорим о происхождении великого полководца. В 1999 году во время визита в Ереван, бывший мэр Москвы Юрий Лужков в своём выступлении, показанном по телевидению, сказал, что великий русский полководец, генералиссимус Александр Суворов олицетворяет многовековую близость русского и армянского народов, что в жилах полководца течёт и армянская кровь, ибо матушка Суворова - армянка по происхождению.

Необходимо отметить большой вклад в изучение данной темы Ашота Патвакановича Базиянца - востоковеда, учёного секретаря Института Востоковедения АН СССР и Эмануила Егиаевича Долбакяна - учёного-нейрофизиолога и известного армянского общественного деятеля, председателя Совета Армянского культурно-просветительского общества «Арарат». Им удалось собрать много интересных сведений, убедительно доказывающих армянское происхождение матери Александра Суворова.

Александр Васильевич Суворов родился 24 ноября 1730 года в Москве, в семье прапорщика лейб-гвардии Преображенского полка Василия Ивановича Суворова. Его дед, Иван Григорьевич, был генеральным писарем Преображенского приказа, ведавшего политическим сыском. Отец, Василий Иванович Суворов (1708 - 1775), начал службу денщиком императора Петра I, был его крестником. Впоследствии занимал прокурорские должности, пользовался большим доверием Екатерины II, дослужился до чина генерал-аншефа, был сенатором. Это был высокообразованный человек, автор первого русского военного словаря.

А мать Суворова, Авдотья (Евдокия) Федосеевна Суворова, принадлежала к армянскому роду Мануковых. Её отец служил при Петре I дьяком (то есть служил в правительственной администрации) и описывал Ингерманландию по урочищам. О Федосее Манукове и Авдотье Федосеевне, к сожалению известно не так много. Достоверно известно, что один из московских переулков - Серебряный, в 18 веке назывался Мануков переулок, по фамилии домовладельца Ф. С. Манукова - деда Александра Васильевича Суворова по матери.

Авдотья Федосеевна Манукова вышла замуж в конце 1720-х годов. В качестве приданого она принесла дом в Москве и имение в Орловском уезде. К 1760 году Авдотьи Федосеевны в живых уже не было. В томе III Московского некрополя написано, что мать генералиссимуса Суворова Евдокия (Авдотья) Федосеевна, рождённая Манукова, умерла до 1760 года. Там указывается и место её захоронения - у алтаря храма Преподобного Феодора Студита у Никитских ворот. А рядом с ней в 1775 году был похоронен и её муж Василий Иванович Суворов. Известно, что даже после 1812 года могилы родителей великого полководца существовали. По рассказам старожилов-прихожан известно, что когда Александр Васильевич Суворов бывал в Москве, всегда посещал их могилу и служил панихиду. К сожалению до наших дней эти могилы не сохранились.

Известно, что у Авдотьи Мануковой была младшая сестра Прасковья (Параскева), вышедшая замуж за полковника М. С. Скарятина. Она родилась в 1713 году, а умерла 28-и лет от роду в 1741 году. Фамилия Мануков происходит от армянского слова «манук», что означает «малыш». Помимо Ф. С. Манукова в XVIII веке в России были известны и другие армяне Мануковы. Так, например, в «Ведомости офицеров и рядовых Астраханского эскадрона, находящихся при Кизлярской крепости», упоминаются Габриел Мануков и Артём Мануков.

Известный историк культуры Николай Вильмонт приводит следующую запись: «Архирусский Суворов был с материнской стороны армянином, и насмешливый ипохондрик князь Потёмкин-Таврический находил, что «солдатские шутки Александра Васильевича явно отзывают кавказским балагурством».

Суворов был близко знаком с деятелями армянского национально-освободительного движения графом Иваном Лазаревичем Лазаревым (Ованесом Лазаряном) и князем Иосифом Аргутинским-Долгоруким (Овсепом Шиошбековичем Аргутяном) и симпатизировал им. Между прочим, одним из адъютантов Суворова был армянин Аким (Оваким) Хастатов, сестра которого Анна Васильевна, была замужем за Минасом Лазаревичем Лазаревым.

Александр Суворов принимал активное участие в жизни армянского народа. Очевидно, что тут явно сказывался зов армянской крови. В 1780 году по поручению Григория Потёмкина-Таврического Суворов участвовал в совещании вместе с графом Иваном Лазаревым (Ованесом Лазаряном) и князем Иосифом Аргутинским-Долгоруким (Овсепом Аргутяном) по выработке проекта восстановления армянской государственности и был назначен командующим Астраханской группой русских войск, которые должны были осуществить освобождение Армении. К сожалению, тогда до этого дело не дошло. В 1782 - 1784 годах Суворов командовал русскими войсками в Крыму и по поручению императрицы Екатерины II организовал переселение армян из Крыма на Дон.

Согласно свидетельству историка: «... в 1786 году в Санкт-Петербурге на русском языке впервые была издана... книга "Краткое историческое и географическое описание Царства Армянского и древних писателей сего народа, яко верных источников, собранное на Арменском языке в Индии изданное Яковом Шаамировым, а ныне с Арменского на Российский язык переведённое подпоручиком Варлаамом Вагановым». И тут особо примечательно то, что одним из подписчиков на эту книгу был Александр Васильевич Суворов.

Имя Суворова увековечено по всему бывшему Союзу. Перечислить всё невозможно. Расскажу лишь о том, как оно увековечено в Москве и Санкт-Петербурге. Великий полководец родился в Москве в 1730 году и жил в своём родовом доме № 44 на Большой Никитской улице, которая в прошлом называлась Царицынской. Сильно перестроенный, этот дом всё же сохранился до наших дней. На нём висит мемориальный щит, на котором написано: «Здесь жил А. В. Суворов». Хорошо было бы со временем создать в этом доме музей Суворова.

Кроме этого в Москве есть Суворовская площадь, Суворовская улица, Суворовский 1-й переулок. В районе Суворовской площади находится целый суворовский квартал. Суворовская площадь возникла во второй половине XVIII века. До 1917 года она называлась Екатерининской. В 1932 - 1994 годах носила название площадь Коммуны. В 1982 году в центре площади был установлен памятник Александру Суворову (скульптор О. К. Комов, архитектор В. А. Нестеров). И с 1994 года площадь стала называться Суворовской.

Тут же рядом находится банкетный зал и ресторан «Суворов». В 2012 году постановлением Правительства Москвы был утверждён проект планировки станции метро «Суворовская». Она будет расположена около площади Суворова на Кольцевой линии для пересадки на станцию «Достоевская». Но откроется только после 2020 года.

Рядом с площадью Суворова находится созданный в 1818 году Екатерининский парк. В этом красивом и уютном парке есть уголок, связанный с Суворовым. В его честь здесь сооружён мемориальный ансамбль. На стене высечены основные достижения великого полководца, участие во многих исторических сражениях, принесших бессмертную славу русскому воинству. А слева и справа на мемориальной стене два панно изображают сцены сражений, на которых генералиссимус на коне ведёт в бой своих чудо-богатырей. Над стеной возвышается фамильный герб Суворовых. А перед ней на мраморном пьедестале стоит бронзовый бюст Александра Васильевича с высшими наградами Российской империи.

К Екатерининскому парку примыкает Центральный музей Вооружённых Сил Российской Федерации, в котором представлена вся российская военная слава. И, разумеется, то, что связано с лучшим из лучших. В одном из стендов выставлены скульптура и портрет Александра Суворова. Здесь же можно увидеть и его личные вещи. Кроме этого Суворову посвящён раздел и в Государственном историческом музее.

В Санкт-Петербурге также многое связано с генералиссимусом и носит имя Суворова. Это один из крупнейших в городе Суворовский проспект и Суворовская площадь. На этой площади стоит памятник великому полководцу. Бронзовый памятник на гранитном пьедестале был открыт в 1801 году. Он создан по проекту известных авторов: скульпторов М. И. Козловского и Ф. Г. Гордеева и архитекторов А. Н. Воронихина и К. И. Росси. Его общая высота 3,37 метра. Указ о создании памятника был издан императором Павлом I в 1799 году ещё при жизни Суворова. А открытие состоялось уже после смерти обоих при императоре Александре I. В начале, когда состоялось открытие памятника, он был установлен на Марсом поле. А с 1823 года, когда образовалась площадь названная Суворовской, памятник перенесли немного вперёд в сторону Троицкого моста и установили в центре этой площади. Памятник Суворову - первый в России памятник некоронованной особе. До этого в России памятники воздвигали только царям и императорам.

На набережной Крюкова канала № 23 стоит дом родственника Суворова графа Дмитрия Ивановича Хвостова, в котором во время пребывания в Петербурге обычно останавливался полководец. Здесь же 18 мая 1800 года и умер великий Суворов. А на улице Кирочной № 43 находится Государственный мемориальный музей А. В Суворова, открытый в 1904 году по указу императора Николая II. Генералиссимус Александр Суворов - первый человек в России, в честь которого был создан мемориальный музей. Немало экспонатов, посвящённых Суворову, также можно увидеть в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи.

Александр Васильевич Суворов был похоронен в 1800 году Петербурге, в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. На его могиле установлен бронзовый бюст и лежит белая мраморная плита. В начале, в Александро-Невской лавре была установлена плита с полным титулом генералиссимуса. Но затем, к 50-летию со дня смерти, его внук Александр Аркадьевич Суворов заменил надгробную плиту на новую с текстом, завещанным самим полководцем, а прежнюю установил в Кончанской церкви. А на надгробной плите гениального военачальника, как он того и хотел, начертаны лишь три слова: «Здесь лежит Суворов». И этим сказано всё.

Кстати, там же, на территории Александро-Невской лавры, похоронен и один из любимых учеников Суворова - карабахский князь, невероятный храбрец, прозванный «русским Мюратом», генерал-лейтенант Валериан Григорьевич Мадатов (Мадатян).

Суворова любят по всему бывшему Союзу, но, разумеется, в первую очередь им особенно гордятся русские и армяне. В столице Армении Ереване одна из улиц носит имя Суворова. Для обеспечения безопасности Карабаха в Мардакертском районе НКР в селе Ванк строится Военное училище. И носить оно будет имена легендарных полководцев Александра Суворова и выходца из Карабаха Валериана Мадатова.

Имя Александра Васильевича Суворова золотыми буквами вписано в историю всемирного военного искусства, как одного из величайших полководцев в мировой истории. Его блестящие победы во славу России бессмертны. Его замечательная книга «Наука побеждать» актуальна и сегодня. Честь ему и слава!

Александр Ерканян
Взято отсюда: http://russia-armenia.info/node/48600
Ещё http://armenia.im/1/176456
byzantine

В этот день в 1711 году родился Михаил Васильевич Ломоносов


В этот день в 1711 году родился Михаил Ломоносов, великий учёный поразительной многогранности - химик, физик, астроном, геолог, металлург, энциклопедист.Но одним этим его деятельность не ограничилась.
Основоположник научного мореплавания и физической химии, заложил основы науки о стекле. Приборостроитель, географ, поэт, художник, историк, филолог и генеалог; поборник развития отечественного просвещения, науки и экономики (разработал проект Московского университета, впоследствии названного в его честь). Статский советник, профессор химии (1745), действительный член Санкт-Петербургской Императорской академии наук (1745) и почётный член Королевской Шведской академии наук.

Известны его афоризмы, в которых прослеживается талант тонкого наблюдателя и глубокого аналитика.

• Карл V, римский император, говаривал, что гишпанским (испанским) языком с Богом, французским – с друзьями, немецким – с неприятелем, итальянским – с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно. Ибо нашёл бы в нём великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языков.
• Ежели ты что хорошее сделаешь с трудом, труд минется, а хорошее останется, а ежели сделаешь что худое с услаждением, услаждение минется, а худое останется
• Кто не может осилить малого, тому и великое не под силу.
• Ленивый человек в бесчестном покое сходен с неподвижною болотною водою, которая, кроме смраду и презренных гадин ничего не производит.
• Глуп тот математик, который хочет Божью волю измерить циркулем. Точно так же глуп учитель богословия, который полагает, что по Псалтири он может познать астрономию или химию.
• Малый человек и на горе мал; исполин велик и в яме.
• Нет такого невежды, который не мог бы задать больше вопросов, чем может их разрешить самый знающий человек.
• Красоту, богатство и силу русского языка можно познать из книг, которые написаны много веков назад. Их писали люди, которые не знали правил, и даже не догадывались о том, что они когда-либо появятся.
• Только упорный труд способен преодолеть все препятствия.
• Математику стоит любить хотя бы за то, что она помогает привести мысли и ум в порядок.
• Один произведенный опыт намного дороже тысячи теорий, которые так и остались мыслями.
• При помощи науки разум человека способен проникать в самые глубины вещества, познать его суть и назначение. Наука и опыт – это всего лишь инструменты, которые просто помогают собирать необходимые для развития разума материалы.
• Не стоит замечать ошибки других. Постараться дать нечто большее, лучшее – вот достойное дело для каждого человека.
• Никто не должен спешить высмеивать гипотезы. Ведь именно они – единственное, при помощи чего величайшие умы мира смогли совершить открытия.
• Без грамматики оратория – глупа, поэзия – косноязычна, философия – безосновательна, история – непонятна, юриспруденция – сомнительна.
• Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал своё величество, в другой свою волю. Первая — видимый сей мир, Им созданный, чтобы человек, смотря огромность, красоту и стройность его зданий, признал Божественное всемогущество, по мере дарованного ему понятия. Вторая книга — Священное Писание. В ней показано благоволение Создателя к нашему спасению.
• У многих глубоко укоренилось убеждение, что метод философствования, опирающийся на атомы, либо не может объяснить происхождения вещей, либо, поскольку может, отвергает Бога, как Творца. И в том, и в другом они, конечно, глубоко ошибаются, ибо нет никаких природных начал, которые могли бы яснее и полнее объяснить сущность материи и всеобщего движения, и никаких, которые с большей настоятельностью требовали бы существования всемогущего двигателя.
• Наука и религия — суть родные сестры, дщери Всевышнего Родителя, они никогда между собою в распрю прийти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показного своего мудрования на них вражду возведет. Напротив, наука и вера взаимно дополняют и подкрепляют друг друга.
byzantine

Квартет Ивана Смирнова "Страна, где ночует солнце"


Иван Смирнов родился 9 сентября 1955 года в Москве. Обучался в музыкальной школе, потом в музыкальном училище, но не окончил ни одно из этих учебных заведений.
С 1975 по 1979 год выступал с московской фьюжн-группой «Второе дыхание». В 1979—1983 годах работал в ансамбле экспериментальной электронной музыки «Бумеранг» под руководством Эдуарда Артемьева. В 1983 году перешёл в ВИА «Голубые гитары». В 1984—1990 годах выступал солистом джаз-рок группы «Арсенал» Алексея Козлова.
С 1990 года работал над собственными музыкальными проектами, давал концертные выступления со своей группой, занимался сочинением музыки для кино и студийной работой.
(9 сентября 1955 — 15 ноября 2018)
byzantine

Светлой памяти святого страстотерпца Евгения (царского лейб-медика Е.С. Боткина)



«Меня поддерживает убеждение, что “претерпевший до конца, тот спасется”, и сознание, что я остаюсь верным принципам выпуска 1889-го года»

Евгений Боткин родился 27 мая 1865 г. в Царском Селе, в семье выдающегося русского ученого и врача, основателя экспериментального направления в медицине Сергея Петровича Боткина. Его отец был придворным медиком императоров Александра II и Александра III.

Евгений был четвёртым ребёнком в семье. Пережил смерть матери, когда ему было десять лет. Она была редкой женщиной, достойной мужа: играла на множестве инструментов и тонко понимала музыку и литературу, в совершенстве владела несколькими языками. Супруги вместе устраивали знаменитые Боткинские субботы. Собирались родственники, в число которых входили поэт Афанасий Фет, меценат Павел Третьяков, и друзья, в том числе основатель российской физиологии Иван Сеченов, писатель Михаил Салтыков-Щедрин, композиторы Александр Бородин и Милий Балакирев. Все вместе за большим овальным столом они представляли из себя в высшей степени своеобразное сборище.

В этой чудесной атмосфере прошло раннее детство Евгения. Брат Пётр рассказывал: «Внутренне добрый, с необычайной душой, он испытывал ужас от любой схватки или драки. Мы, другие мальчишки, бывало, дрались с неистовством. Он, по обыкновению своему, не участвовал в наших поединках, но когда кулачный бой принимал опасный характер, он, рискуя получить травму, останавливал дерущихся…»
В детстве он получил прекрасное образование и сразу был принят в пятый класс Петербургской классической гимназии. После окончания гимназии поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, однако после первого курса решил стать врачом и поступил на приготовительный курс Военно-медицинской академии.

Врачебный путь Евгения Боткина начался в январе 1890 г. с должности врача-ассистента Мариинской больницы для бедных. Через год он уехал за границу с научными целями, учился у ведущих европейский ученых, знакомился с устройством берлинских больниц. В мае 1892 г. Евгений Сергеевич стал врачом Придворной Капеллы, а с января 1894 г. вернулся в Мариинскую больницу. Вместе с тем он продолжил научную деятельность: занимался иммунологией, изучал сущность процесса лейкоцитоза и защитные свойства форменных элементов крови.

Женился Евгений Петрович в двадцать пять лет на 18-летней дворянке Ольге Владимировне Мануйловой. Супружество поначалу складывалось удивительно. Ольга рано осиротела, и муж стал для неё всем. Лишь чрезвычайная занятость мужа вызывала огорчение Ольги Владимировны – он работал в трёх и более местах, следуя примеру отца и многих других медиков той эпохи. Из Придворной капеллы спешил в Мариинскую больницу, оттуда – в Военно-медицинскую академию, где преподавал. И это не считая командировок.

Ольга была религиозна, а Евгений Сергеевич поначалу относился к вере скептически, но впоследствии полностью переменился. «Среди нас было мало верующих, – писал он о выпускниках академии незадолго до казни, летом 1918-го, – но принципы, исповедуемые каждым, были близки к христианским. Если к делам врача присоединяется вера, то это по особой к нему милости Божией. Одним из таких счастливцев – путём тяжкого испытания, потери моего первенца, полугодовалого сыночка Серёжи, – оказался и я».

С началом Русско-японской войны (1904) Евгений Боткин убыл в действующую армию добровольцем и стал заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на административную должность, он много времени проводил на передовой. За отличие в работе был награжден многими орденами, в том числе и боевыми офицерскими. Свои воспоминания он написал в книге Свет и тени русско-японской войны Во время выезда на передовую Евгений Сергеевич попал под артобстрел. Первая шрапнель разорвалась вдалеке, но затем снаряды начали ложиться всё ближе, так что выбитые ими камни полетели в людей и лошадей. Боткин хотел уже покинуть опасное место, когда подошёл раненный в ногу солдат. «Это был перст Божий, который и решил мой день», – вспоминал Боткин. «Иди спокойно, – сказал он раненому, – я останусь за тебя». Взял санитарную сумку и отправился к артиллеристам.

После смерти личного врача Царской Семьи, доктора Гирша, Евгения Боткина назначили лейб-медиком Царя. Доктор Боткин очень сблизился с Цесаревичем, который ужасно страдал. Евгений Сергеевич целые ночи проводил у его постели, и мальчик однажды признался ему: «Я вас люблю всем своим маленьким сердцем». Евгений Сергеевич улыбнулся. Редко ему приходилось улыбаться, когда речь шла об этом царственном ребёнке.

«Боли становились невыносимыми. Во дворце раздавались крики и плач мальчика, – вспоминал начальник дворцовой охраны Александр Спиридович. – Температура быстро поднималась. Боткин ни на минуту не отходил от ребёнка». «Я глубоко удивлён их энергией и самоотверженностью, – писал преподаватель Алексея и великих княжон Пьер Жильяр о докторах Владимире Деревенко и Евгении Боткине. – Помню, как после долгих ночных дежурств они радовались, что их маленький пациент снова в безопасности. Но улучшение наследника приписывалось не им, а… Распутину». Бессонные ночи, тяжкий труд подорвали здоровье Евгения Васильевича. Он так уставал, что засыпал в ванне, и лишь когда вода остывала, с трудом добирался до постели. Всё сильнее болела нога, пришлось завести костыль. Великая княжна Татьяна во время торжеств в честь 300-летия Дома Романовых в 1913 г. выпила воду из первого попавшегося крана и заболела тифом. Евгений Сергеевич выходил свою пациентку, при этом сам заразившись. Его положение оказалось много хуже, так как дежурства у постели царевны довели Боткина до полного истощения и сильной сердечной недостаточности. Лечил его брат Александр Боткин – неутомимый путешественник и изобретатель, построивший во время русско-японской войны подводную лодку. Он был не только доктором наук в области медицины, но и капитаном второго ранга.
Война 1914 года.
«Мой брат навестил меня в Санкт-Петербурге с двумя своими сыновьями, – вспоминал Пётр Боткин. – “Они сегодня оба уходят на фронт”, – сказал мне просто Евгений, как если б сказал: “Они идут в оперу”. Я не мог смотреть ему в лицо, потому что боялся прочесть в его глазах то, что он так тщательно скрывал: боль своего сердца при виде этих двух молодых жизней, уходящих от него впервые, а может быть, и навсегда…»

– Меня назначили в разведку, – сказал сын Дмитрий при расставании.
– Но тебя ведь ещё не назначили!.. – поправил его Евгений Сергеевич.
– О, это будет скоро, это неважно.
Его действительно назначали в разведку. Потом была телеграмма:
«Ваш сын Дмитрий во время наступления попал в засаду. Считается пропавшим без вести. Надеемся найти его живым».

Не нашли. Разведывательный патруль попал под обстрел немецкой пехоты. Дмитрий приказал своим людям отступать и оставался последним, прикрывая отход. Он был сыном и внуком врачей, бороться за чужие жизни было для него чем-то совершенно естественным. Его конь вернулся обратно, с простреленным седлом, а пленные немцы сообщили, что Дмитрий погиб, дав им свой последний бой. Ему было двадцать лет.
Евгений Сергеевич в тот страшный вечер, когда стало известно, что надежды больше нет, не проявлял никаких эмоций. Когда разговаривал со знакомым, его лицо оставалось неподвижным, голос был совершенно спокойным. Лишь оставшись наедине с Татьяной и Глебом, тихо произнёс: «Всё кончено. Он мёртв», – и горько заплакал. От этого удара Евгений Сергеевич уже никогда не оправился.

После февральского переворота 1917 года императорская семья была заключена в Александровском дворце Царского Села. Всем слугам и помощникам предложили по желанию покинуть узников. Но доктор Боткин остался с пациентами. Не пожелал он покинуть их и когда царскую семью было решено отправить в Тобольск. В Тобольске он открыл бесплатную медицинскую практику для местных жителей. В апреле 1918 года вместе с царской четой и их дочерью Марией доктора Боткина перевезли из Тобольска в Екатеринбург. В тот момент была еще возможность покинуть царскую семью, но медик их не оставил.

Иоганн Мейер, австрийский солдат, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков в Екатеринбурге, написал воспоминания «Как погибла царская семья». В книге он сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы, например, где-нибудь в московской клинике. Таким образом, один из всех заключенных дома особого назначения точно знал о скорой казни. Знал и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге, данной когда-то царю. Вот как это описывает Мейер: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять».

Последнее письмо Е. Боткина перед расстрелом, найденное его палачами. Он знал о предстоящем расстреле...
«Я делаю последнюю попытку написать настоящее письмо – по крайней мере, отсюда… Мое добровольное заточение здесь настолько временем не ограничено, насколько ограничено мое земное существование. В сущности, я умер, умер для своих детей, для друзей, для дела... Я умер, но еще не похоронен, или заживо погребен – все равно, последствия практически одинаковы…

Надеждой себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашенной действительности смотрю прямо в глаза… Меня поддерживает убеждение, что “претерпевший до конца спасется“ и сознание, что я остаюсь верным принципам выпуска 1889-го года. Если вера без дел мертва, то дела без веры могут существовать, и если кому из нас к делам присоединится и вера, то это лишь по особой к нему милости Божьей…

Это оправдывает и последнее мое решение, когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына»

Доктор Боткин был убит вместе со всей императорской семьёй в Екатеринбурге в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. «Выстрелом в голову я прикончил его», – написал впоследствии Юровский. Он откровенно позировал и хвастался убийством. Когда в августе 1918-го попытались найти останки доктора Боткина, обнаружили лишь пенсне с разбитыми стёклами. Их осколки смешались с другими – от медальонов и образков, пузырьков и флакончиков, принадлежавших семье последнего русского Царя.

3 февраля 2016 года Евгений Сергеевич Боткин был причислен Русской Церковью к лику святых. За его прославление, само собой, ратовали православные медики. Многие оценили подвиг врача, сохранившего верность пациентам. Но не только это. Его вера была осознанной, выстраданной, вопреки искушениям времени. Евгений Сергеевич прошёл путь от неверия к святости, как хороший доктор идёт к больному, лишив себя права выбора – идти или нет. Много десятилетий говорить о нём было запрещено. Он лежал в это время в безымянной могиле – как враг народа, казнённый без суда и следствия. При этом именем его отца, Сергея Петровича Боткина, была названа одна из самых известных клиник в стране – он был прославлен как великий врач.

Е.С. Боткину

Погон малиновых просветы
И красный крест , что вдоль плеча,
Он был счастливейшим из смертных,
Неся служение врача.

И в этом подвиге особом
Имел высокий дар любить,
Что бы склоняться к рядовому
Или царя собой закрыть.

Он мужеством лечил их раны,
Надеждой был, как Моисей;
И звал их попросту Татьяна,
Анастасия, Алексей.

Зачем не спасся, не отринул,
Тот страшный роковой подвал -
« Я слово дал, что не покину»,
И не покинул, не предал.

Он говорил, слуга Отчизны-
«за все судьбу благодарю»,
Что выше долга, выше жизни,
Лишь слово, данное царю.

И совесть, та, что сердце мучит,
Иль радует, когда чиста,
Да будет встреча неминучей
В чертогах Господа Христа.

Когда от пуль, как от шимозы,
Взрывался роковой подвал,
Он еще жил, и в мирной позе,
Еще молился и дышал.

А впереди была дорога,
И горизонта яркий свет.
В тот день Евгений видел Бога,
И был тот миг, как тысяча лет.

Петр Кузнецов

http://vera-eskom.ru/2016/04/svyatoj-doktor-botkin/

В 2016 году православная церковь причислила Боткина к лику святых. После этого в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске появились церкви в честь нового святого. В 2018 году новый православный храм появится в Екатеринбурге. Храм в Екатеринбурге будет стоять вблизи строящегося медицинского кластера, его посвятят не только Боткину, но и всем русским врачам. «Он порядочный человек был, искренний. Наши врачи практически все такие, они в ущерб себе, своей личной жизни делают так, чтобы человеку стало легче, исходя из тех средств и возможностей, которые у них есть», – сказал митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.
http://vesti-ural.ru/news/70901-xram-v-chest-evgeniya-botkina-postroyat-v-stolice-urala.html
byzantine

Об уме правителя.



«об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он сумел распознать их способности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключат соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников» .
Никколо Макиавелли «Государь»

Аркадий Бабченко принял предложение представителя администрации президента Петра Порошенко о помощи в получении украинского гражданства. Об этом он рассказал на пресс-конференции.
«Разговор о том, чтобы помочь получить гражданство был. Я не стал отказываться, скажу честно», — сказал он.

Честным как-то его уже не назовёшь. Как и всех тех, кто участвовал в этом позорном шоу.