Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

byzantine

«Смерть от болезни, когда есть вакцина — это нонсенс»


Беседа с Александром Гинцбургом, академиком РАН, директором Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи и «отцом» русского «Спутника-V» — о том, зачем нужна ревакцинация, нужно ли считать антитела, чем страшен дельта-штамм и почему так много людей, верящих в ужасные последствия вакцинации.

— Александр Леонидович, сейчас стало модно считать свои антитела и меряться, у кого их больше. При этом существуют различные системы измерения антител, разные специалисты называют разные уровни, которые можно считать достаточными для иммунной защиты от коронавируса. Всё это вносит большую путаницу. Скажите, обязательно ли мерять антитела или можно просто ревакцинироваться через полгода?

— В этом вопросе я полностью поддерживаю официальную позицию Минздрава. Всю страну невозможно обеспечить замером антител. Уже известно, что средняя продолжительность высокого титра антител в случае дельта-штамма, который сейчас уверенно вытеснил остальные штаммы на территории нашей страны, составляет шесть месяцев. Понятно, что у кого-то это шесть с половиной, у кого то семь, но Минздрав совершенно верно взял планку в шесть месяцев, после чего рекомендует ревакцинироваться.

— Почему же раньше речь шла о полутора-двух годах?

— Если раньше нас от всех предыдущих штаммов коронавируса эффективно защищали клетки памяти, и эта защита действительно действовала до двух лет, то в защите от дельта-штамма приходится рассчитывать не на клетки памяти, а на циркулирующие в крови в данный момент антитела. Этот штамм коварен именно тем, что его необходимо нейтрализовать на входе, а не когда он уже проник в наши клетки, когда с ним трудно бороться. Поэтому рекомендовано ревакцинироваться через шесть месяцев.

— То есть теперь каждые полгода мы должны делать такую прививку?

— Точно сказать этого мы не можем. Вероятно, появятся другие штаммы, которые будут вести себя по новым «правилам». Мы будем их изучать, и, возможно, появятся другие рекомендации.

— Знаю, что в своём институте вы работаете над созданием новых универсальных вакцин, которые защитят нас от всех возможных штаммов. Как движется эта работа?

— Речь идёт о новой технологии, которая принципиально отличается от нынешней. Технология, лежащая в основе создания «Спутника-V», позволяет быстро создавать вакцины от разных типов возбудителей — от вируса Эбола до нынешнего коронавируса. Но это специфическая вакцина, воздействующая только на конкретного возбудителя. Однако мы довольно часто сталкиваемся с ситуациями, когда в популяции циркулируют различные типы возбудителей одновременно, поэтому необходимо объединить в одной вакцине сразу несколько антигенов, или S-белков, на которые в случае ковида в нашем организме вырабатываются протективные защитные антитела.

Может, например, создаться ситуация, когда будет не один дельта-штамм циркулировать, как сейчас, а сразу несколько штаммов, поэтому нужна технология, позволяющая соединить в одной вакцинной частице сразу несколько S-белков. Такую технологию уже создала наш сотрудник Татьяна Владимировна Гребенникова, член-корреспондент РАН. Сейчас заканчиваются доклинические испытания. Эта вакцина будет защищать нас и наших детишек от многочисленных штаммов ротавируса, которые атакуют нас одновременно. Также ведётся работа с коронавирусом. Такая конструкция сможет эффективно защитить от различных штаммов коронавируса, и я надеюсь, что эта работа тоже скоро завершится.

Следующий этап этой технологии — попытка создать вакцину, которая будет иметь антигенные детерминанты, или белки от разных возбудителей, одновременно циркулирующих в популяции. Речь идёт в первую очередь о вирусах гриппа и ковида. Такая вакцина сможет защитить от активных штаммов обоих вирусов. Это большое, длительное исследование, и мы делаем всё возможное, чтобы завершить его как можно скорее.

— Как отреагирует иммунитет, если мы будем совмещать эти вакцины?

— Дело в том, что это не две вакцины, объединённые в одном шприце. Это другая технология. Две вакцины действительно лучше не объединять. Например, вакцина БЦЖ от туберкулёза вызывает клеточный иммунитет, а ряд других — гуморальный. Если вакцины вызывают разные типы иммунной защиты, их надо развести во времени на 2–3 недели. За это время иммунная система приходит в нулевую точку.

А наша вакцина будет вызывать однохарактерный иммунный ответ, поэтому её компоненты смело можно объединять. Такая конструкция выступает для нашей иммунной системы как одно целое. Мы имитируем инфекцию, вызванную вирусом. Сходство в том, что когда вирус проникает в организм, иммунный ответ идёт на все белки, которыми покрыта оболочка этого вируса. Точно так же и тут ответ будет идти на все антигенные детерминанты. Однако патологический процесс при этом не развивается, а только иммунный ответ. Вакцинация — это обман иммунной системы во благо, чтобы в тот момент, когда человек встретится с настоящей инфекцией, он оказался способным противостоять ей с помощью антигенного ответа, полученного в результате этой вакцинации.

— Александр Леонидович, к сожалению, нередки случаи, когда сами врачи отговаривают вакцинироваться. Что делать в этой ситуации?

— Это говорит только об одном: какими бы высокими степенями ни обладал этот доктор, он плохо учился. Это дремучая непросвещённость, непрофессионализм, и то, что такие вещи продолжают происходить, свидетельствует о том, что профессиональное сообщество недостаточно строго относится к сертификации тех специалистов, которые начинают заниматься широкой практикой. Таких людей профессиональное сообщество вообще не должно рассматривать в качестве врачей.

— Вы предлагаете отстранять их от работы?

— Других вариантов нет. Ведь вместо того чтобы спасать человека, такой врач его убивает. Это стало очевидно ещё со времён Пастера.

Речь может идти о том, чтобы рекомендовать ту или иную вакцину, говорить о возможных побочных эффектах, интересоваться состоянием здоровья у аллергиков, но ни в коем случае врач не должен говорить о вреде вакцинации. Это то же самое, что капитан скажет: не надевай спасательный круг или спасательный жилет, он будет сковывать твои движения. А если этому человеку придётся пробыть в воде длительное время и без этих средств защиты он попросту погибнет?

— Часто врачи используют аргументы, которые могут реально напугать. Например, говорят молодым женщинам, что у них разовьётся бесплодие. Что вы можете на это сказать?

— Вся мировая наука и в частности наши коллеги из института акушерства и гинекологии под руководством академика Лейлы Владимировны Адамян провели масштабное исследование, показавшее, что вакцина «Спутник-V» никоим образом не влияет на репродуктивную способность ни женщин, ни мужчин. В то же время ковид резко подавляет подвижность сперматозоидов и соответственно возможность зачатия. Поэтому согласно всем рекомендациям, как нашим, так и международным, если люди планируют завести ребенка, им необходимо вакцинироваться. Если они уже ожидают ребёнка, всё равно пусть вакцинируются. Это безопасно. В нашем исследовании участвовало 33 тысячи мужчин и женщин, среди которых многие вакцинировались уже после зачатия ребенка. Мы за ними ведём наблюдения, все успешно разрешились, родились прекрасные дети, никакие не мутанты. Среди этих людей есть наши сотрудники и даже мои родственники.

— Александр Леонидович, как вы думаете, зачем люди, врачи в том числе, множат все эти страшилки про чипировние, ужасные осложнения, про то, что вакцина — это наркотик, яд медленного действия и так далее? Это только безграмотность или есть другие причины?

— Эта тема, как оголённый нерв: только прикоснись, и ты будешь на волне. Это называется хайп. Возможно, людям не хватает адреналина, а последствия самые тяжёлые. Вы только представьте — в стране уже более тысячи умерших от ковида за один день. Это как три пассажирских самолёта разбиваются ежедневно. Наше государство, Минздрав должны ввести процедуру отстранения от работы врачей, пропагандирующих антипрививочные принципы, потому что мы находимся в чрезвычайной ситуации, и это на совести тех, кто распространяет антинаучную ложь.

— Как вы оцениваете роль прессы во время пандемии? Правильно ли, что мы пытаемся находить специалистов, задавать вопросы — или лучше бы не мешали работать?

— Роль прессы как сразу после создания вакцины, так и в тот момент, когда она стала массовым продуктом, вышла на первый план во всей эпопее под названием «защити население своей страны от пандемии». Насколько быстро и точно вы донесёте мысль о необходимости вакцинации, настолько ближе мы окажемся к нашей общей заветной цели. Роль прессы сейчас определяющая, архиважная. Как ребёнка учат с детства мыть руки и чистить зубы, так и мы все должны с детства приучать всех к мысли о необходимости вакцинации от опасных возбудителей болезней. Это нормальное поведение современного человека. Все россказни в отношении вакцинных препаратов не будут бытовать в нашем обществе, если все единым фронтом выступят с этими идеями. Такое количество смертей в мире, где существует развитая наука и препараты, позволяющие избежать болезни, — это дикость и нонсенс, и мы должны положить этому конец.

Автор: Наталия Лескова
НАУКА И ЖИЗНЬ
promo moris_levran december 22, 2014 02:45 8
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…
byzantine

Транскраниальная магнитная стимуляция улучшила кратковременную вербальную память


Транскраниальная магнитная стимуляция с частотой один герц, примененная к левой дорсолатеральной префронтальной коре во время запоминания слов, связана с улучшением вербальной памяти. Более того, этот эффект ассоциирован с хорошо известным физиологическим коррелятом формирования памяти — снижением бета-волн, наблюдаемом в задних отделах коры. Статья опубликована в журнале PLoS Biology.

Левая дорсолатеральная префронталная кора играет важную роль в формировании вербальной памяти: если во время запоминания слов, любого текста, или его отрывка стимулировать эту область, то после, при попытке воспроизвести запомненное, обнаружится снижение производительности памяти. Причем такое снижение производительности в основном отмечается при применении возбуждающей транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) с частотой колебаний 20 герц. Таким образом, кажется, что активность левой дорсолатеральной префронтальной коры может иметь обратную связь с производительностью памяти. Соответственно, можно предположить, что, подавляя активность левой дорсолатеральной префронтальной коры, возможно увеличить производительность памяти. А тот факт, что применение медленной (с частотой один герц) повторяющейся ТМС оказывает тормозящее действие на моторные области, подсказывает метод воздействия.

Мирче ван дер Плас (Mircea van der Plas) и его коллеги проверили эту гипотезу, повторно проанализировав данные исследования, авторы которого изучали роль левой дорсолатеральной префронтальной коры в процессах намеренного забывания. В первом эксперименте исследования 40 здоровых участников и во втором — 24 просматривали за серию по два списка из 10 слов, а всего таких серий было 12. Перед участниками стояла задача либо запомнить оба списка, либо только один. При этом в каждом эксперименте во время запоминания второго списка половина участников получала повторяющуюся ТМС с частотой один герц левой дорсолатеральной префронтальной коры, а другая половина, которая стала контрольной группой, — в область макушки головы, так как согласно предыдущим исследованиям стимуляция этих зон оказывает относительно небольшое влияние на текущие мозговые процессы, участвующие в большинстве экспериментальных задач.

Оказалось, что при свободном припоминании по сравнению с контрольной группой участники экспериментальной группы вспомнили значимо больше слов, но только слов из тех списков, во время запоминания которых они получали стимуляцию дорсолатеральной префронтальной коры. Одновременно записанные для данные ЭЭГ для первого эксперимента показали, что ТМС с частотой один герц ассоциировалась с последующим снижением бета-волн — состоянием, которое, как известно, полезно для формирования памяти. Это снижение отмечалось в теменных и затылочных областях, которые участвуют в процессах восприятия информации, что критично для запоминания, ведь невозможно верно запомнить то, что неверно воспринято или вовсе не воспринято. Но пока непонятно, связано ли это снижение с тем, что таким образом передние отделы побуждают задние к более качественной обработке или, наоборот, тормозят ее, или же вовсе это свидетельство более высокой функциональной связанности между передними и задними регионами. Как пишут авторы, это должно стать предметом будущих исследований, которые ответят на вопросы о том, как именно ТМС с частотой один герц, примененная к левой дорсолатеральной префронтальной коре, вызывает более выраженное снижение бета-волн в задних областях и улучшение памяти в результате этого.

Помимо эффекта, который ТМС оказывает на память, она помогла ученым перехватить воспоминания на пути из кратковременной в долговременную память. А это важно для изучения механизмов формирования памяти, и переноса информации из рабочей памяти в долговременное хранилище.

Екатерина Рощина
byzantine

Про «Спутник V» столько врали на старте, что у нормального человека возникает недоверие.



Вице-президент Сколтеха Михаил Гельфанд
Про то, будут ли еще локдауны, насколько страшны новые штаммы, лучше ли защищают от ковида российские вакцины и как часто придется прививаться.

М. Баченина:

- У микрофона Мария Баченина. Вместе со мной на связи медицинский журналист «Комсомольской правды» Анна Добрюха.

А. Добрюха:

- Всем добрый вечер.

М. Баченина:

- Сегодня у нас в эфире вице-президент по биомедицинским исследованиям Сколковского института науки и технологии Михаил Гельфанд. Михаил Сергеевич, здравствуйте.

М. Гельфанд:

- Добрый день.

М. Баченина:

- Будем говорить о коронавирусе.

А. Добрюха:

- Вчера и сегодня многие СМИ обсуждают данные из доклада американского центра по контролю и профилактике заболеваний CDC. И там говорится о том, что штамм «Дельта», или, как его называют в народе, «индийский штамм» коронавируса, по степени заразности догнал ветряную оспу – или ветрянку. Как бы вы оценили такое заявление? Значит ли это, что пандемия будет нарастать?

М. Гельфанд:

- Пандемия будет развиваться. То, что мы наблюдаем, это она и есть. Оценка степени заразности, если люди это посчитали, то так и есть. И то, что группа штаммов «Дельта» являются существенно более заразными, чем исходный уханьский штамм, это было уже известно некоторое время.

А. Добрюха:

- Мы это знали, но чтобы как ветрянка… Мы из детства помним, что если в классе или в детском саду есть один больной ветрянкой, то чуть ли не весь коллектив на карантин сажали. С коронавирусом у нас пока таких мер на сегодня. Реалистично, что такое может начаться?

М. Гельфанд:

- По уму, это бы началось уже некоторое время назад. Потому что то, что новые варианты вируса быстрее передаются между людьми, чем исходный штамм, это было ясно еще весной. Да, карантинные эпидемиологические меры должны быть довольно жесткими. Учитывая, что большинство населения не привито. Ветрянка – не самая ужасная болезнь на свете, но в ситуации, когда большинство населения не привито и не собирается, единственный способ избежать дополнительных болезней и смертей – это карантин. Но на это никто не пойдет. Поэтому будем болеть, будем помирать.

М. Баченина:

- Есть мнение, что нас ждет нечто еще более опасное, чем нынешний штамм. Вы с этим согласны?

М. Гельфанд:

- Надо различать заразность и летальность. Это разные свойства вируса. Заразность – это то, насколько он легко передается между людьми. А летальность – это насколько опасно, когда человек заболел. То, что вирус будет эволюционировать в сторону большей заразности, это до некоторой степени утверждение из учебника по эволюционной биологии. Когда появляются штаммы с большей вероятностью передачи, они получают эволюционное преимущество и распространяются.

То, что вирус будет эволюционировать в сторону большей летальности, это или да или нет, самому вирусу это эволюционно не нужно. Те варианты, которые более опасны для человека, они эволюционного преимущества не имеют. Но там уже некоторые случайности играют роль. Такие варианты тоже вполне могут появиться. А могут не появиться.

М. Баченина:

- Для вируса выгодно быть более заразным. Но быть более смертоносным невыгодно.

М. Гельфанд:

- Вы правильно понимаете. Нужно быть аккуратным с терминами. Возникает иллюзия, что у вируса есть некоторая собственная воля, и он выбирает, каким ему быть. На самом деле не так. У нас получаются случайные мутации, которые некоторым вариантам дают возможность легче передаваться, другим вариантам дают возможность быть более летальными. А дальше работает естественный отбор, который между этими вариантами выбирает.

Когда мы говорим «вирусу выгодно», полезно понимать, что у вируса нет свободы воли. Нет такого, что есть комитет вирусов, который думает: а куда бы нам, ребята, пойти? Это чисто вероятностный процесс. Но он при этом довольно хорошо описывается классическими, еще от дедушки Дарвина идущими представлениями о том, как эволюция работает.

М. Баченина:

- Нам зачастую пишут: вы говорите то, что от вас хочет услышать власть.

М. Гельфанд:

- Давайте я на это отвечу. Мне на власть насрать. Я – биолог, более или менее приличного уровня. Я говорю то, что я считаю правильным, то, что я учил, делал. И то, чем я занимаюсь. Я исхожу из своей профессиональной компетенции. Если вы хотите от меня услышать про власть, задайте мне вопрос про власть, я на него отвечу. Если кто-то считает, что я куплен или в силу должности говорю не то, что думаю, то этот человек благоволит погуглить мою фамилию и успокоиться.

М. Баченина:

- Как только звучит слово «вакцинация», мгновенно люди, которые стоят по ту сторону, начинают писать, что…

М. Гельфанд:

- С вакцинацией ситуация такая. Вакцина, в частности «Спутник V», действительно помогает не заболеть. Даже при учете этих новых штаммов. Вакцина пробивается. Это жаргонное выражение. Человек, который вакцинировался, тем не менее, может заболеть. Так бывает. Любые существующие вакцины от циркулирующего коронавируса – есть шанс, что вы все равно заболеете, даже если вы вакцинировались. Этот шанс на много порядков меньше, чем если бы вы не вакцинировались. Вакцина помогает очень сильно.

Если вы вакцинировались, то с очень большой вероятностью, даже если вы заболеете, вы будете болеть существенно легче. От коронавируса люди умирают сейчас, у него еще есть неприятные долгосрочные последствия. Вакцина помогает не умереть, даже если вы заболели, и она помогает не иметь этих долгосрочных последствий. Эти вещи показаны по классической медицинской статистике.

Вакцинирование помогает окружающим. От доли вакцинированных среди граждан зависит развитие эпидемии. Если эта доля достаточно велика, то эпидемия не распространяется дальше. Люди, которые не могут вакцинироваться по медицинским показаниям, жизнь таких людей зависит от всех нас. Ситуация, когда в обществе имеется большая доля вакцинированных или переболевших, и большая доля людей наивных, то есть людей, иммунитет которых с вирусом не встречался, они не вакцинированы, это ровно та ситуация, когда эволюционно возникают наилучшие предпосылки для возникновения новых вариантов вируса, которые будут пробивать иммунитет.

Когда мы находимся в этой неопределенной ситуации, когда у нас часть людей вакцинировалась, а часть людей нет, вот это биореактор для того, чтобы появлялись новые варианты вируса.

А. Добрюха:

- Вопрос о случаях прорывной инфекции, когда вакцинированные люди все же заболевают. Есть две гипотезы насчет того, насколько они могут быть источником распространения инфекции для окружающих. Роспотребнадзор говорит, что привитые в любом случае минимально выделяют вирусы в окружающую среду, минимально заражают. Поэтому привитым при возвращении из-за границы не нужно сдавать ПЦР-тест. Американский центр по контролю и профилактике заболеваний говорит, что при штамме «Дельта» привитые люди, заболев, все-таки очень интенсивно выделяют коронавирус в окружающую среду. Поэтому им рекомендуются маски носить в обязательном порядке, как и не привитым.

М. Гельфанд:

- Есть большое количество вопросов, на которые у нас нет готовых ответов, потому что нет статистики. Вариант «Дельта» появился весной. Мы не успели набрать статистику, насколько он опасен. Человеку трудно жить в ситуации, когда авторитеты не знают. Это наша реальность. В этой ситуации лучше ошибаться в сторону осторожности. Носить маски надо. Я ношу, хотя я привился. Это неудобно, но это очень маленькая плата за безопасность.

Роспотребнадзор, к сожалению, столько врал, что его слушать тяжело. Российская статистика эпидемий абсолютно ненадежна. То, что называется «полочка Собянина», когда количество заразившихся держится на уровне 800 плюс-минус один в течение нескольких месяцев. Такого статистически не бывает. В этом смысле российским данным верить тяжело. И верить приходится здравому смыслу. Если есть опасность, то лучше перестараться, чем недостараться. Я бы очень рекомендовал всем гражданам носить маски и для себя, и для окружающих.

Про вероятность того, какие штаммы пробивают иммунную защиту, хорошей статистики сейчас ни у кого нет. Эту вещь очень трудно принять. Мир оказался в ситуации, в которой он до этого не был. Готовых рецептов нет. Они меняются по мере того, как появляются новые данные, новая информация, новые штаммы, у которых другие свойства. И здравый смысл здесь – единственный. По возможности надо беречься.

М. Баченина:

- «Пандемия коронавируса не отступит в ближайшие три года, так как у россиян пока не сформировался коллективный иммунитет», - это заявление заместителя директора по научной работе Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора, члена-корреспондента РАН Александра Горелова. Откуда взялись три года? И что такое – коллективный иммунитет? На фоне Израиля это словосочетание потеряло смысл.

М. Гельфанд:

- Не потеряло. Три года взялись ниоткуда. Эта оценка ни на чем не основана. Про Израиль – это напрасно. В Израиле заболеваемость существенно меньше, чем в России. Именно за счет того, что большинство населения привито. Она не равна нулю, потому что привиты не все. В среднем привитые заболевают намного меньше во всех возрастных когортах. Сформировался ли коллективный иммунитет на всю страну, нужно еще время, чтобы посмотреть. Похоже, что сформировался. Остались кластеры людей, которые недопривиты. Арабы, ортодоксальные евреи, не знаю кто еще. Но пример Израиля показывает, что прививаться надо.

А. Добрюха:

- В Израиле на днях Минздрав обнародовал информацию, что вакцина Pfizer, которой привито большинство населения, защищает от заражения штаммом «Дельта» на 39 %. А «Спутник V» – вакцина такого типа чуть менее даже эффективна, чем мРНК-вакцины. Получается, у нас «Спутник V» от заражения на сколько защищает?

М. Гельфанд:

- Российских данных нет. Поэтому нет предмета для обсуждения. Данные надо собирать. Но тут проблема с жесткой вертикалью власти. Маленькие начальники обманывают средних начальников, чтобы не получить по шапке. Средние начальники обманывают больших начальников, чтобы не получить по шапке. В результате никто не знает, что на самом деле происходит. Нет хорошего мониторинга тех штаммов, которые в России циркулируют.

Про 39 %, о которых говорят в Израиле. Это очень предварительные данные, они не сертифицированы по группам населения, по возрастам. То, что Pfizer помогает на 39 %, через некоторое время станет ясно, как это на самом деле. Тем не менее, Pfizer на 88 % помогает против госпитализации и на 91 % - против серьезного течения. Pfizer в Израиле работает. Он дает вклад в коллективный иммунитет. Даже если 39 % это правда, это все равно больше, чем 0. Кроме того, он защищает конкретных людей, которые привиты, от тяжелого течения.

По-видимому, та же ситуация со «Спутником». Похоже, что это хорошая вакцина. Ученые, которые смотрели исходные данные, согласны, что «Спутник V» работает. Как он работает сравнительно с иностранными вакцинами? Похоже, что примерно так же. Чуть лучше, чуть хуже – это надо смотреть хорошие данные. Но пиар у «Спутника» был ужасный. Что мы самые лучшие, что остальные – козлы, а у нас есть настоящая вакцина. Про «Спутник V» столько врали на старте, что у нормального человека, который смотрит телевизор или слушает радио, возникает недоверие. Потому что это было просто неправдоподобно.

По телевизору показывали все время, что Pfizer пробивает в Израиле. AstraZeneca вызывает тромбоз. В течение недели это обсуждалось, потом оказалось, что не вызывает. Эта кампания вызывает недоверие ко всем вакцинам сразу, включая «Спутник». И это колоссальный провал властей, публичного сопровождения. В кои-то веки в России сделано что-то действительно работающее. Но мы столько врем по ходу, что никто в это не верит.

Типичная история в Facebook: я бы привился, но только не этим нашим «Спутником», который неизвестно чем разбодяживают, потому что я властям не верю. Но прививаться надо.

А. Добрюха:

- Пристальное внимание привлекает Китай. Считается, что оттуда пошла эпидемия. И Китай, как считается, первым в мире смог максимально взять под контроль вспышку ковида. Китай объявил, что там снова начинает поднимать голову ковид. Как это объяснить?

М. Гельфанд:

- Самолеты летают. Вакцины обеспечивают защиту, но не стопроцентную. И новые штаммы эту защиту пробивают лучше, чем старые. Китай объявил строжайшие меры, потому что у них 96 человек заболели. В России каждый день заболевает несколько тысяч.

А. Добрюха:

- Китай может быть образцом в плане принимаемых мер?

М. Гельфанд:

- Я думаю, что это не очень реально. Ситуация, когда заваривают двери в доме, потому что в подъезде есть один заболевший, не сработает даже в России. Не говоря о Западной Европе, Америке или Японии. Опыт Китая мы не сможем применить по политическим причинам. У нас грядут выборы в сентябре. Мое предсказание состоит в том, что за недели до выборов мы эпидемию победим полностью и окончательно. Она потом вернется, но вот накануне выборов она прекратится. Я не думаю, что мы хотим жить как в Китае.

М. Баченина:

- «От чего зависит разная реакция на вакцину «Спутник V»? У кого-то реакция ноль, а кто-то лежит в отключке пару дней».

М. Гельфанд:

- Это индивидуальная вещь. Хорошей медицинской статистики про это нет. И про другие вакцины статистика тоже не опубликована. Индивидуальные особенности иммунитета. По-видимому, даже нет связи между тем, насколько сильный иммунитет установился, и тем, насколько была сильная реакция вначале.

Вакцина сама по себе вещь небезобидная. Мы сравниваем риски осложнений от вакцины. Это полный интервал – от того, что ничего не произошло, человек ничего не заметил, до того, что у человека день или два лихорадка, высокая температура, до тяжелых осложнений, которые тоже бывают при вакцинировании. Но мы должны сравнивать риск от вакцинирования с риском заболеть и с риском тяжелого течения болезни, и с риском помереть от болезни. И вот этот риск гораздо сильнее.

Провал публичной кампании состоит в том, что про риски от вакцинирования никто не говорит. А люди видят, что сосед два дня лежат в отключке. У человека возникает ощущение, что его обманывают. Об этом надо говорить честно. Да, есть риски от вакцинирования, в том числе тяжелые. Но риск от последствий заболеваний существенно выше, чем риск от вакцины.

М. Баченина:

- «Раз «Спутник V» дает защиту менее 39 %, она не прошла испытание до 2022 года ни на взрослых, ни на детях, зачем тогда нас подвергать опытам? Статистику побочек в России вообще не ведут. Никому не верю. По таким испытателям плачет Нюрнбергский кодекс», - пишет Валентина из Москвы.

М. Гельфанд:

- Про 39 % мы говорили про Pfizer в Израиле. «Спутник V» прошел клинические испытания – все три стадии. И эти результаты опубликованы в очень уважаемом международном журнале, с хорошим рецензированием. Ситуация со «Спутником» в этом смысле не хуже, чем с другими вакцинами. Показано, что «Спутник V» дает защиту. Есть данные в Аргентине, где есть статистика побочек, которые сопоставимы с побочками от других вакцин и невелики. Есть ситуация с Сан-Марино, где все население привилось «Спутником», никто не болеет.

Про проваленные клинические испытания не совсем точное утверждение. Да, там были косяки, но испытания проведены достаточно адекватно. Были косяки с отчетами на ранних стадиях. И они разрешились. Поэтому говорить о том, что все население России является подопытными кроликами, нельзя.

В России есть три вакцины. Если слушать официальные источники, то все три в одну цену. Похоже, что не так. Со «Спутник V» ситуация нормальная, общемировая, я бы сказал. Во всем мире тяжелая экстремальная ситуация. Это как военная медицина, когда вы раненых лечите моментально наилучшим существующим способом, не думая о том, какие еще варианты могут быть. По большому счету, мы находимся в ситуации войны. С этой точки зрения ко всем вакцинам можно придираться в равном степени. «Спутник V» не лучше и не хуже всех остальных.

Про две другие российские вакцины, которые с точки зрения официальной пропаганды равносильны, с ними ситуация другая. Про ЭпиВакКорону новосибирскую. Там есть существенные сомнения в том, что она помогает. Про КовиВак Центра Чумакова – там пока что нет опубликованных данных по эффективности. Ее уже начали применять. Какая-то доля правды в вопросе Валентины в этом смысле есть.

Люди передают друг другу фантастические истории про чипирование, про вышки 5G и про двоюродную сестру мужа, у которой знакомая медсестра сказала, что у них в клинике что-то творится. С другой стороны, я понимаю, что человеку очень трудно на что-то опереться. Потому что официальные данные очевидно недобросовестные. А человек оказывается в ситуации, что он не понимает, кому верить. И эта ситуация очень тяжелая. Я сочувствую людям, которые вынуждены принимать решение в ситуации, когда они не знают, кому верить.

А. Добрюха:

- Вы вакцинировались. Минздрав издал методические рекомендации, где говорится: если человек вакцинировался более шести месяцев назад, то ему рекомендуется ревакцинация. Официально о такой процедуре заявили только Россия и Израиль, и то там только для отдельных групп населения.

М. Гельфанд:

- Я вакцинировался в январе в рамках клинического исследования. У меня каждый месяц берут очередную порцию крови. Я могу следить, что со мной происходит, в режиме реального времени. И да, я собираюсь ревакцинироваться в августе.

А. Добрюха:

- Ревакцинация целесообразна?

М. Гельфанд:

- Вы меня спросили – я вам ответил. Хорошей популяционной статистики нет. Похоже, что ревакцинироваться стоит. Идеальный вариант – ревакцинироваться разными классами вакцин. Например, человек вакцинировался «Спутник V», а ревакцинироваться надо AstraZeneca или Pfizer. К сожалению, в России не лицензированы никакие вакцины, кроме российского производства. Это очень плохо. Это чисто политическое решение. Но идеальный вариант был бы таким, с биологической точки зрения.

М. Баченина:

- Вакцинация останется с нами на долгие годы?

М. Гельфанд:

- Похоже, что да.

М. Баченина:

- Но мы будем жить с этим как с гриппом? Или будем привыкать к такому напрягу?

М. Гельфанд:

- Это не биологический, а социально-экономический вопрос. С биологической точки зрения, настолько, насколько мы можем предсказывать, исходя из того, что мы знаем сейчас, вирус останется и будет циркулировать. Даже если мы уговорим всех наших сограждан привиться, во что я не верю, но у нас останется большая чудесная Африка, и оттуда будут вылетать время от времени. Скорее всего, вирус будет циркулировать все время. Скорее всего, будут появляться новые штаммы, которые будут преодолевать иммунную защиту от предыдущих. Вакцины будут развиваться. РНК-вакцины, как Pfizer и Moderna, их довольно легко модифицировать под новые штаммы. Просто вирус будет убегать от нас, а мы будем догонять вирус.

И похоже, что будет просто регулярная прививка от SARS-CoV-2 и от его новых вариантов, которая позволит держать эпидемию на не таком ужасном уровне, как он есть сейчас.

М. Баченина:

- Понятно. Спасибо за информацию, которой вы поделились с нами.
byzantine

Вероятность развития миокардита у пациентов с COVID-19 в 16 раз выше, чем при вакцинации.

Авторы нового исследования пришли к выводу, что COVID-19 увеличивает риск развития миокардита (воспаления сердца) в 16 раз, что является веским аргументом в пользу вакцинации. Результаты исследования опубликованы на сайте Центров по контролю и профилактике заболеваний
CDC
Актуальность исследования
Миокардит и связанный с ним риск перикардита (воспаление оболочки вокруг сердца) ранее были связаны с самими вакцинами Pfizer и Moderna, особенно среди мальчиков-подростков и молодых мужчин. Но риск намного выше после инфицирования COVID-19, заявляют сотрудники CDC.

Материалы и методы исследования
В ходе исследования были проанализированы больничные записи 1,5 миллионов пациентов с COVID и 35 миллионов без него, чтобы выяснить, у какого процента наблюдался миокардит, и рассортировать их по возрасту и полу. «В целом, миокардит был редкостью среди лиц с COVID-19 и без него; однако COVID-19 был чаще связан с повышенным риском развития миокардита, причем риск варьировался в зависимости от возрастной группы», — заявляют авторы исследования.

Результаты научной работы
Повышенный риск среди пациентов с COVID-19 был наиболее выражен у лиц в возрасте до 16 лет, у которых риск развития миокардита был в 37 раз выше по сравнению с людьми этой возрастной группы, у которых не было коронавируса. Далее последовали люди старше 75 лет в возрасте от 65 до 74 лет и от 50 до 64 лет. Точная первопричина не ясна, но, как говорится в исследовании, это может быть связано с мультисистемным воспалительным синдромом.
byzantine

Исследование: выжившие после тяжелой формы COVID-19 подвержены риску аутоиммунного заболевания

Авторы нового исследования обнаружили, что у госпитализированных пациентов с COVID-19 чаще обнаруживались аутоантитела (антитела, направленные на собственные ткани или вещества, выделяемые иммунными клетками в кровь), чем у людей без COVID-19. Аутоантитела могут быть ранними предвестниками аутоиммунного заболевания. Исследование опубликовано в научном журнале Nature Communications.

Материалы и методы исследования
Ученые искали аутоантитела в образцах крови, взятых в марте и апреле 2020 года у 147 пациентов с COVID-19. Образцы крови, взятые у других доноров до пандемии COVID-19, использовались в качестве контроля. Исследователи определили и измерили уровни антител, нацеленных на вирус, и аутоантитела — антитела, направленные против цитокинов, белков, которые иммунные клетки секретируют, чтобы связываться друг с другом и координировать общую стратегию.

Результаты научной работы
Ученые обнаружили, что более 60% всех госпитализированных пациентов с COVID-19 по сравнению с примерно 15% здоровых людей в контрольной группе имеют антицитокиновые антитела. Это может быть результатом перегрузки иммунной системы, вызванной стойкой инфекцией. Обилие цитокинов может спровоцировать ошибочную выработку нацеленных на них антител. Если какое-либо из этих антител блокирует способность цитокина связываться с соответствующим рецептором, предполагаемая иммунная клетка-реципиент может не активироваться. Это, в свою очередь, может дать вирусу больше времени на репликацию и привести к худшему результату.

Отслеживание аутоантител
Примерно у 50 пациентов образцы крови были взяты в разные дни, включая день их первой госпитализации. Это позволило исследователям отслеживать появление аутоантител. «В течение недели после регистрации в больнице около 20% этих пациентов выработали новые антитела к их собственным тканям, которых не было в тот день, когда они были госпитализированы», — заявил Утц (Utz), профессор иммунологии и ревматологии. «Во многих случаях эти уровни аутоантител были аналогичны тем, которые вы наблюдаете при диагностированном аутоиммунном заболевании».
Возможно, системный воспалительный ответ при тяжелой форме COVID-19 вызвал скачок ранее необнаруживаемых и, возможно, безвредных уровней аутоантител, которые эти люди могли иметь до инфицирования. В других случаях образование аутоантител может происходить в результате воздействия вирусных материалов, которые напоминают наши собственные белки. «Возможно, что в ходе плохо контролируемой инфекции SARS-CoV-2 — когда вирус остается слишком долго, в то время как усиливающийся иммунный ответ продолжает разбивать вирусные частицы на куски — иммунная система видит кусочки и фрагменты вируса, которого он раньше не видел», — заявил Утц. «Если какой-либо из этих вирусных фрагментов слишком похож на один из наших собственных белков, это может вызвать выработку аутоантител».

Польза вакцинации
Профессор считает, что их открытие подкрепляет аргументы в пользу вакцинации. Вакцины от COVID-19 содержат только один белок — так называемый спайковый белок SARS-CoV-2 — или генетические инструкции по его производству. При вакцинации иммунная система никогда не подвергается воздействию множества других новых вирусных белков, образующихся во время инфекции, и может быть запутана ими. Кроме того вакцинация вызывает меньше воспалений, чем сама инфекция, поэтому меньше вероятность того, что иммунная система будет сбита с толку, вырабатывая антитела к своим собственным сигнальным белкам или к собственным тканям организма. «Пациенты, у которых в ответ на вакцинацию быстро развиваются соответствующие ответы антител на вирусный спайк-белок, должны иметь меньшую вероятность развития аутоантител», — сказал Утц.
Недавнее исследование показало, что, в отличие от инфекции SARS-CoV-2, вакцина COVID-19, производимая Pfizer, не вызывает какого-либо детектируемого образования аутоантител у реципиентов. «Если вы не были вакцинированы и говорите себе: «Большинство людей, заболевших COVID, преодолевают это, и все в порядке», помните, что вы не можете заранее знать, когда заразитесь COVID-19 и что это будет легкий случай», — сказал Утц. «Если у вас будет тяжелый случай, вы можете навредить себе на всю жизнь, поскольку вирус может отключать аутоиммунитет. Мы пока не можем сказать, что вы обязательно заболеете аутоиммунным заболеванием — мы не изучали ни одного пациента достаточно долго, чтобы узнать, существуют ли эти аутоантитела еще год или два спустя, хотя мы надеемся изучить это. Но я бы не хотел рисковать».
Утц намерен изучить образцы крови людей, инфицированных SARS-CoV-2, у которых нет симптомов или у которых были легкие симптомы COVID-19. Это может помочь определить, является ли массивная гиперактивация иммунной системы, которая не происходит у людей с легкими или бессимптомными симптомами, причиной проблем, или же простого молекулярного сходства белков SARS-CoV-2 достаточно для запуска генерации аутоантител.
byzantine

Учёные описали синдром постковидной тахикардии.

Учёные МГУ в составе международной исследовательской группы определили новый фенотип постковидного синдрома – «синдром постковидной тахикардии». Учитывая более 200 миллионов зарегистрированных случаев заболевания, такой синдром, вероятно, станет серьезной клинической проблемой в обозримом будущем. В Медицинском научно-образовательном центре (МНОЦ) МГУ уже разрабатывают подход, который позволит сохранить здоровье и качество жизни значительному числу пациентов с этим диагнозом. Статья с результатами работы учёных опубликована на страницах The American Journal of Medicine.

Несмотря на значительный прогресс в диагностике и лечении болезней системы кровообращения, сердечно-сосудистая смертность в России продолжает оставаться одной их самых высоких в мире, и на фоне пандемии COVID-19 этот показатель значительно увеличился, как показано на страницах Circulation – ведущего научного издания в области физиологии и сердечно-сосудистой медицины.

«Важно отметить, что вероятность летального исхода от острых расстройств деятельности сердечно-сосудистой системы высока как непосредственно во время заболевания, так и после выздоровления от COVID-19. Это является следствием системного поражения сосудистого русла на фоне гиперактивации иммунной системы в сочетании с повышением активности свертывающей системы крови, что приводит к нарушению кровоснабжения органов и тканей, а у части пациентов развивается непосредственное вирусное и аутоиммунное поражение сердца», - отметил заместитель директора по научной работе МНОЦ МГУ, член-корреспондент РАН, профессор Симон Мацкеплишвили.

До недавнего времени исследования в области COVID-19 в основном были сосредоточены на эпидемиологии, факторах риска тяжёлого течения заболевания и определении оптимальных стратегий ведения госпитализированных пациентов. Однако появляется все больше свидетельств того, что COVID-19 может вызывать серьезные расстройства сердечно-сосудистой системы, которые продолжаются на протяжении более трех месяцев после заболевания. В настоящее время это новое состояние классифицируется как постковидный синдром, но его клинические характеристики, патофизиология и соответствующая стратегия лечения остаются в значительной степени неизвестными. Пациенты с постковидным синдромом имеют широкий спектр симптомов, включая усталость, боль в груди, снижение толерантности к физической нагрузке, когнитивные нарушения, одышку, длительную лихорадку, головную боль, потерю обоняния и вкуса, нарушения сна и многие другие. Одними из наиболее частых жалоб пациентов, перенесших COVID-19, являются учащенное сердцебиение и перебои в работе сердца.

Помимо предложения международной группы ученых выделить синдром постковидной тахикардии как новое самостоятельное состояние после острого COVID-19, исследователи подробно описали вопросы эпидемиологии, предполагаемые механизмы, возможные варианты лечения и будущие направления клинических и фундаментальных исследований этого нового клинического синдрома.

«По данным крупных международных исследований, постковидным синдромом страдают около 60% переболевших COVID-19, у многих из них усталость, мышечная слабость и тахикардия продолжаются в течение 6 месяцев или даже года после выздоровления. Принимая во внимание сотни миллионов зарегистрированных случаев заболевания, помощь пациентам с постковидным синдромом и, в частности, постковидной тахикардией станет важнейшей задачей здравоохранения во всём мире», – рассказал Симон Мацкеплишвили.

Авторы опубликованного исследования предлагают рассматривать синдром постковидной тахикардии как интегральный фенотип нарушений деятельности автономной нервной системы, лежащий в основе большинства проявлений постковидного синдрома. Немаловажно, что частота сердечного ритма является легко измеряемым количественным параметром, четко коррелирующим с выраженностью постковидного синдрома.

«В настоящее время завершается разработка протокола наблюдательного исследования, направленного на определение частоты постковидной тахикардии после выздоровления от COVID-19, а также нового подхода к его лечению. В отличие от существующих протоколов реабилитации после перенесенного заболевания, разрабатываемая схема лечения будет включать препараты нескольких фармакологических групп, направленные на восстановление нарушений деятельности сердечно-сосудистой и нервной систем. Контроль состояния пациентов будет осуществляться в том числе телемедицинской системой удаленного мониторинга жизненно важных параметров, также разработанной сотрудниками МНОЦ МГУ. Подобный подход сохранит здоровье и обеспечит нормальное качество жизни многим пациентам с постковидным синдромом», – добавил профессор Симон Мацкеплишвили.

Напомним, что с апреля по июнь 2020 года Медицинский научно-образовательный центр МГУ был перепрофилирован в COVID-госпиталь. Учеными и медиками МНОЦ был разработан уникальный протокол лечения COVID-19, позволивший добиться выживаемости более 99% из 424 пациентов с тяжелой формой заболевания.

https://scientificrussia.ru/articles/ucenye-opisali-sindrom-postkovidnoj-tahikardii
byzantine

«Чем выше у человека риск умереть от ковида, тем больше ему нужна вакцинация»

Третья волна. Что изменилось? Чем новый штамм отличается от уже известных? Почему болеют даже вакцинированные? Означает ли это, что вакцины не защищают от инфекции? Помогают ли прежние схемы лечения или их надо менять?
Об этом мы спросили профессора Елену Юрьевну Васильеву, главного кардиолога Москвы, заведующую лабораторией атеротромбоза МГМСУ им. А.И. Евдокимова, главного врача ГКБ им. И.В. Давыдовского ДЗМ.


Елена Васильева, профессор, главный кардиолог Москвы, заведующая лабораторией атеротромбоза МГМСУ им. А.И. Евдокимова, главный врач ГКБ им. И.В. Давыдовского ДЗМ. Фото предоставлено Е. Васильевой.

– Елена Юрьевна, с сосудистыми нарушениями при новой коронавирусной инфекции вы сталкиваетесь постоянно. Стали ли протекать инфаркты и инсульты тяжелее на фоне COVID-2019?

– Да, инфаркты и инсульты у таких пациентов протекают тяжелее, потому что усилено тромбообразование. Таких пациентов не стало больше, но во всем мире сейчас увеличилась летальность от инфарктов и инсультов. К счастью, мы, кажется, достучались до людей, которые первое время боялись вызывать скорую при симптомах острого нарушения кровообращения, боялись инфекции. Сейчас они стали поступать не так поздно, как в первую и вторую волны эпидемии, и обычно мы успеваем вовремя оказать помощь. Тут другая беда: люди устали бояться вируса, и то, что я вижу на улицах и в общественных местах, – это полная катастрофа. Люди ходят без масок, не держат дистанцию, ничего не боятся, хотя опасность самая что ни на есть настоящая. А самая большая катастрофа – то, что стали выдавать липовые сертификаты. Я человек мирный, но в этом случае я бы, безусловно, действовала по всей строгости закона. Плохо в этой истории ещё и то, что мы никогда не поймём истинной эффективности вакцин, если сертификаты будут поддельными.

– Сейчас в нашей стране три вакцины. Какую предпочесть?

– Хотела бы подчеркнуть, только одна вакцина прошла у нас все необходимые испытания – это «Спутник V». По остальным нет ещё опубликованных клинических испытаний. По ЭпиВакКороне мы видим, что есть немало больных, привитых этой вакциной, не имеющих антител вообще. Это внушает большую настороженность.

– Как вы относитесь к вакцинации больных с сердечно-сосудистой патологией?

– Принцип простой: чем выше у человека риск умереть от ковида, тем больше ему нужна вакцинация. Любые сердечно-сосудистые заболевания значительно увеличивают этот риск (поэтому и в Европе, и в Америке таким больным предлагалась вакцинация одним из первых), особенно если они сочетаются с ещё какими-то отягощающими факторами, например, с пожилым возрастом или сахарным диабетом. Этот же принцип относится и к любой другой патологии. Например, к больным с онкологическими заболеваниями, в том числе получающим химиотерапию. Сама по себе химиотерапия снижает вероятность образования достаточного количества антител, но никак не отвергает возможность дать больному шанс. Поэтому однозначно вакцинация таким пациентам необходима.

– А что вы можете сказать о тех пациентах, которые привились «Спутником V» и заболели?

– Такие пациенты у нас тоже есть. Надо понимать, что ни одна вакцина не гарантирует стопроцентный иммунный ответ. Для «Спутника V» это около 90 процентов по уханьскому варианту. Это означает, что есть люди, которые в результате вакцинации не дают ответа. И их не так мало. К тому же, по-видимому, новый штамм требует другого уровня антител.

– Как можно добиться более высокого уровня антител?

– Сейчас начинается ревакцинация. Это очень хорошо. Надо вакцинироваться и после болезни: всё больше данных о том, что антитела людей, переболевших уханьским вариантом, могут быть малоэффективны против варианта дельта. Кроме того, в случае вакцинации переболевших антитела обычно поднимаются резко и надолго.

– Через какой период времени после болезни надо вакцинироваться?

– Этого никто не знает, но в большинстве европейских стран сейчас рекомендуют вакцинироваться независимо от срока. Выздоровел – вакцинируйся. Дело ещё и в том, что нынешние вакцины, в том числе «Спутник V», сделаны против наиболее консервативной части вируса, которая меньше мутирует, и поэтому антитела, образующиеся после вакцинации, могут быть более эффективными по сравнению с теми, которые образовались после заболевания в 2020 году.

– Понимаю, что вы не любите давать прогнозов, но всё же – как вы думаете, когда мы победим эту эпидемию?

– Тут был только один путь – быстрая вакцинация. И мы видим, что в тех странах, где с этой задачей справились успешно, эпидемия пошла на спад. Но всё же и там сейчас наблюдается рост, потому что вирус мутирует. Хотя это несопоставимые цифры. Скажем, в Израиле сотни новых заболевших в день – у нас тысячи. Быстрая вакцинация, когда вакцинируют в течение короткого срока не менее 70 процентов населения, резко уменьшает пул размножающегося вируса. А там, где этого вируса много, создаётся благоприятное «болото» для его размножения, мутаций и рециркуляции новых штаммов. А если ещё и подделывать сертификаты, более пессимистичную картину представить трудно.

Поэтому ответа на ваш вопрос у меня нет. Если так пойдет, мы вообще эту эпидемию не победим. Всё это особенно обидно на фоне того, что мы первые в мире сделали хорошую вакцину. Мы не знаем нужды ни в препаратах, ни в кислородных койках. Такой контраст между хорошо отлаженной работой врачей и нежеланием людей проводить профилактику удручает.

– А ведь встречаются врачи, которые отговаривают от вакцинации.

– К большому моему сожалению, это правда. Стал особенно понятен местами очень низкий уровень образования у врачей, многие питаются слухами, хотя можно ведь прочесть публикации результатов трёх фаз испытаний «Спутника V». Сама слышала пересказы того, что «боимся вакцинироваться, потому что заразим близких», что «после вакцины нельзя забеременеть», что «снизится потенция» и т.д. Строго говоря, мы не можем этого исключить, как не можем исключить и того, что через три года после вакцинации у всех вырастут ослиные уши.

Но всё же вероятность этого невелика: в «Спутнике V» вообще нет вируса, вызывающего ковид. Стимулируется выработка антител к одному из фрагментов S-белка коронавируса.

– Может быть, тогда действительно нужна всеобщая вакцинация, как было во время вспышки черной оспы в Москве в 1959 году?

– Что такое всеобщая вакцинация? Насильно делать уколы? Тут я тоже против. Нет, должна быть сознательность. Другого пути нет.

– Правильно ли я поняла, что теперь нам предстоит периодическая ревакцинация от коронавирусной инфекции?

– Да, всё верно. Это единственное, что может победить эпидемию. В каком-то виде этот вирус с нами останется, но к тому времени будет сделано несколько типов вакцин или одна суммарная вакцина, рассчитанная на многообразие штаммов. Мы сосуществуем с вирусом гриппа, вакцинируемся от него регулярно. Примерно так же, надеюсь, будет и здесь.

– Какие научные исследования новой коронавирусной инфекции проводятся в вашем центре атеротромбоза?

– Мы действительно с начала пандемии серьёзно занялись исследованием ковида в нашей лаборатории. Сейчас у нас заканчивается большое проспективное исследование, проводящееся совместно с шестью федеральными научными центрами, по соотношению клеточного и гуморального иммунного ответа. Шесть тысяч добровольцев участвуют в этом исследовании. На протяжении полугода мы проследили их клеточный иммунный ответ и уровень антител и скоро сможем рассказать, каково соотношение этих звеньев и что обладает защитным действием.

Кроме того, мы опубликовали ещё несколько работ: по состоянию свёртывающей системы крови при COVID-19, по количественному определению вирусной нагрузки в начале заболевания в носоглотке и её корреляции с последующим течением заболевания. На разработанной совместно с профессором Л. Марголисом (NIH) трёхмерной культуре лёгких мы оценили спектр цитокинов и клеточный состав при заражении SARS-CoV-2, эта модель удобна для изучения действия препаратов против коронавируса.

– Говорят, сейчас люди болеют тяжелее, чем раньше. Так ли это?

– Они болеют иначе. Клинические особенности течения этого штамма требуют статистического анализа. Пока ясно одно: он существенно более заразен. Есть европейские данные, что больший процент нуждается в госпитализации. Кажется, что больные иногда ухудшаются значительно быстрее, чем с уханьским вариантом.

– Есть ли что-то новое в лечении?

– Из нового: в России появляются моноклональные антитела к SARS-CoV-2, которые имеет смысл вводить в первые пять дней больным очень высокого риска. В первую очередь, страдающим сердечной недостаточностью в сочетании с сахарным диабетом и ожирением, лейкозами, получающими химиотерапию и не отвечающим на вакцинацию, и др. Не все препараты данной группы работают против нового штамма, но есть эффективные.

Принципиально важно, что это практически единственные препараты, которые имеет смысл давать на ранних этапах заболевания. Ремдесивир тоже в недавнем исследовании подтвердил свою умеренную эффективность, но много и побочных действий этого препарата.

Ну и наконец, отпало всё лишнее. В стационаре основное: кислород в разных формах, антикоагулянты, дексаметазон у десатурированных больных, а при начале цитокинового шторма – антицитокиновые препараты.

Все эти подходы дают неплохие результаты, однако кроме моноклональных антител у нас по-прежнему нет специфического лечения ковида. Поэтому лучше поберечься: вакцинироваться и избегать массовых мероприятий.

Автор: Наталия Лескова

Источник: "Наука и жизнь"
byzantine

Калькулятор смерти подскажет, сколько пациенту осталось жить

Новый онлайн-калькулятор, созданный канадскими исследователями, предсказывает риск смерти человека в течение ближайших шести месяцев. Несмотря на устрашающий прогноз, который он даёт, он разработан для помощи человеку. Учёные полагают, что он улучшит жизнь людей старшего возраста и не в последнюю очередь важен для их семей.
Калькулятор получил название "Оценка риска для поддержки: инструмент прогнозирования для пожилых людей, живущих в сообществе". Сокращённо RESPECT ("Уважение").
Метод, с помощью которого был разработан калькулятор, подробно описан в работе, опубликованной в научном издании Canadian Medical Association Journal.
Модель основывается на данных о здоровье почти полумиллиона (491 тысячи) пожилых пациентов, которые получали помощь на дому в период с 2007 по 2013 год.
Анализ больших данных помог исследователям выяснить, что о высоком риске возможной смерти в течение полугода говорит потеря пожилым человеком способности самостоятельно ухаживать за собой. Этот фактор больше ассоциирован с приближением смерти, чем какие-либо заболевания.
"Чтобы принять информированное решение о том, какое лечение назначить и где оно будет проходить, крайне важно понимать, сколько человеку осталось жить. Когда человек приближается к смерти, основная цель смещается от лечения его заболевания к уходу, который обеспечит наилучшее качество оставшейся жизни", — объясняет соавтор исследования доктор Питер Танусепутро (Peter Tanuseputro) из Оттавской больницы.
Возможно, специалистам, оказывающим паллиативную помощь, такой калькулятор действительно окажется полезен. Однако при этом возникает серьёзный этический вопрос: нужно ли самому больному знать о приближении его смерти?
Ведь такое знание, полученное без надлежащей психологической поддержки, может нанести серьёзный удар по психике человека. К тому же никто не может утверждать, что в расчёты онлайн-калькулятора когда-нибудь не закрадётся ошибка.
Учитывая все эти риски, разработчики калькулятора отмечают, что информация о скорой смерти пожилого члена семьи пойдёт на пользу родственникам пациентов.
"Калькулятор RESPECT позволяет семьям и близким людям строить планы. К примеру, он может помочь взрослому человеку запланировать отпуск на работе, чтобы побыть с родителем или решить, когда поехать с ним в последнее семейное путешествие", — говорит соавтор работы доктор Эми Хсу (Amy Hsu) из Оттавского университета.
И действительно, сколько людей были бы благодарны учёным и современным методикам, имей они возможность провести последние дни отца, матери и других старших родственников рядом с ними.
Сейчас новый инструмент тестируется в небольших сообществах в канадской провинции Онтарио. Только время и отзывы близких должны показать, скольким людям будет полезно узнать, что жизнь больного человека уже подходит к концу.

https://www.vesti.ru/nauka/article/2584320
byzantine

Российское лидерство в области эпидемиологии и разработки вакцин


Советский Союз очень активно работал над созданием вакцин. Уже в тридцатые годы были созданы целые институты, специалисты которых работали над созданием разных вакцин. В прежние годы инфекционные болезни, такие, как дифтерия, полиомиелит, энцефалит, корь уносили сотни жизней. Поэтому профилактика этих заболеваний была объявлена государственной задачей.
Еще до революции была создана в России вакцина против холеры.
В 1957-ом году начала выпускаться отечественная инактивированная вакцина против полиомиелита. Чуть позже появилась живая оральная вакцина против этой же инфекции. Полиомиелит сразу пошел на убыль, миллионы детей избежали горькой участи остаться инвалидами или умереть от этой инфекции.
М.П. Чумаковым созданы вакцины против клещевого энцефалита и чумы плотоядных животных.
А.А. Смородинцев создал вакцины против кори, эпидемического паротита, гриппа, участвовал в создании вакцины против клещевого энцефалита.
Отечественная вакцина АКДС защитила людей от трех инфекций - дифтерии, коклюша, столбняка. А вакцина АДС - от дифтерии и столбняка, анатоксины АС - только от столбняка, АД - от дифтерии.
Созданы вакцины против туляремии, вирусного гепатита А и Б, против дизентерии Зонне, вакцины против лихорадки Эбола. Теперь созданы несколько вакцин от covid-19.


Почему раньше в СССР, да и в России сейчас существует лучшая школа эпидемиологов, создавались передовые методы лечения инфекционных болезней? Почему эпидемиологическая наука в СССР была лучшей в мире?
Ответ прост, он на поверхности. В СССР не существовало "дамоклова меча" рынка, не было погони за прибылью. Государство могло создавать целые институты, исследовательские центры по фундаментальным и прикладным направлениям науки, не считаясь с затратами. А учёные работали над своими исследованиями с полной самоотдачей и самоотверженностью. Идеалисты и мечтатели, они работали не ради сиюминутной выгоды. Они работали ради идеи, во имя своей мечты в светлое будущее всего человечества.
В двадцатом веке наша цивилизация не раз сталкивалась со смертельно опасными болезнями. В их числе была и эпидемия полиомиелита.
Конец 1950-х. Сотни тысяч погибших и искалеченных детей по всему миру. Полиомиелит свирепствует, превращая людей в инвалидов... Только в США в 1956 г. их насчитывалось 300 тыс. — с парализованными руками и ногами. Ситуация была критической. Каждый день пандемия распространялясь все больше. Заболевали тысячи детей, которые либо умирали, либо оставались калеками на всю жизнь.
Все ведущие мировые лаборатории включились в исследования для создания вакцины от этого страшного заболевания и только вакцина, созданная в СССР, оказалась самой эффективной. Самоотверженность и часто героизм наших ученых, проявленный при ее создании, заслуживает отдельного внимания.

Американские вирусологи Джонас Солк и Альберт Сэйбин создали вакцины против полиомиелита. Изучать американский опыт от Советского Союза командируют Чумакова, Ворошилову и Смородинцева. И тут выясняется, что "убитая" вакцина Солка малоэффективна, хотя и разрешена к использованию в США, а вакцина Сэйбина ещё "сырая", и ее производство в США не разрешалось. Но именно живую вакцину Смородинцев считал перспективной. Начались опыты по модернизации этой "живой" вакцины. И успех не заставил себя ждать. Но надо было испытать вакцину. Вот как описывает этот эпизод Пётр Чумаков, сын Михаила Петровича Чумакова.
"Мы как бы выстроились в шеренгу, — вспоминает доктор Петр Чумаков, которому в то время было семь лет, — каждому из нас родители положили в рот по кусочку сахара с ослабленным вирусом полиомиелита. Это была одна из первых вакцин против страшной болезни. Я ел ее из рук своей матери. "

Когда на конференции в Вашингтоне советская делегация делала доклад об успешной вакцинации, из зала кто-то выкрикнул, что на Западе никто не доверяет советской информации. Тогда советский делегат сказал: "Я только в одном могу вас заверить: мы любим своих детей не меньше, чем вы своих». Тогда зал зааплодировал. "
В СССР прививочные компании проходили повсеместно. Прививки делались от туберкулёза, дифтерии, полиомиелита, коклюша, столбняка, кори и паротита, оспы, краснухи. В конце 1990-х годов в национальный календарь ввели прививку от гепатита B, а в 2010-е годы к ним добавились прививка от гемофильной инфекции для детей из групп риска и прививка от пневмококковой инфекции.
byzantine

Умер Владимир Меньшов



Выдающийся советский и российский кинорежиссер, актер, сценарист и продюсер Владимир Меньшов скончался от последствий коронавирусной инфекции.

Из высказываний Меньшова становится понятна его позиция. Позиция настоящего патриота.

"С годами мне стало совершенно ясно: вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии. Человек, последовательно занимающий антисоветские позиции, неизбежно понимает, что эти взгляды народом не разделяются, и тогда он вынужден констатировать – народ не тот. С этим народом вообще ничего невозможно создать, это ошибка природы. Далее – чистый расизм: выкорчевать нужно этот народ, и только тогда человечество сможет двигаться семимильными шагами к счастью. Антисоветчик - всегда русофоб."

"Мы наконец-то перешли от слов к действиям. Политика компромиссов всегда заканчивается проигрышем... То, что Крым, каждый клочок земли которого полит русской кровью и который в результате самодурства двух партийных бонз оказался в другом государстве, вдруг вернулся в состав России, — это же сверхъестественное событие в самом прямом смысле слова, его можно приравнять к одному из доказательств существования Бога. Во всяком случае — Русского Бога. И что вы лезете со своей банальной арифметикой — что приобрели, что потеряем? Просчитать последствия таких событий не может ни высшая математика, ни квантовая механика... Ощущение себя гражданином страны приходит в том числе и когда ты слышишь, как сосед кричит: «Кто вы такие, русские?! Что вы можете?!» Русскому народу давно промывали мозги, убеждали нас в том, что мы не умеем работать, не умеем самоорганизоваться. С конца 1980-х нам кричали: «Вы всю жизнь были рабами, будете рабами и дальше!» И мы растерянно хлопали глазами, не зная, что ответить на эту массированную атаку, поддержанную авторитетными именами. На протяжении 25 лет нам твердили некоторые наши же сограждане: «Мы трупами завалили Европу, по сути, потерпели поражение во Второй мировой войне, за 70 лет не сумели устроить свою жизнь». Интеллигенция тогда сильно поколебала своё высокое звание. Выяснилось, что самостоятельно мыслящих людей среди неё крайне мало, большинство же стадом идёт в одну сторону, а когда вожак меняется, всё стадо топает в другую. Но посмотрите — этот затравленный народ сохранил свою жизненную силу! Наше общество не предало гуманистические, христианские ценности. Не уговорили его идти в фарватере американского мира"