Category: медицина

byzantine

Весёлые и не очень истории о врачах.

Работая в практической медицине я, к сожалению вижу недостатки "оптимизации" и "улучшайзинга" в своей отрасли. Почти каждый день читаю посты, что тут, то там проходят массовые увольнения врачей. Печально… Советская медицина, которую все раньше ругали за бедность, оказалась намного гуманнее и ближе к народу. Но ладно о печальном. Вот подборка интересных и более весёлых историй о врачах, медицине и не только...



На одной из лекций, немецкий патологоанатом Рудольф Вирхов, демонстрировал студентам интересный физиологический опыт. После удаления небольшой части мозга у жабы, ее тельце начало дергаться в конвульсиях. Студенты засмеялись. Желая прекратить неуместный, в данном случае, смех Вирхов, как ни в чем не бывало, объявил:
— Итак, господа, наш эксперимент блестяще подтвердил, как мало нужно мозга для того, чтобы развеселилась целая аудитория!

Однажды известный немецкий врач и учёный Рудольф Вирхов принимал экзамены у студентов-медиков. Одному из них он задал простой вопрос: - Что вы будете делать, если к вам обратятся с вывихом челюсти?
Будущий доктор немного подумал и выдал совершенно неожиданный метод лечения: - Хороший результат может дать внезапный и сильный удар по вывихнутой челюсти.
Вирхов удивился и спросил: - А что вы будете делать потом?
Студент нашёлся быстро: - А потом я немного отодвинусь, чтобы не получить ответный удар.


Однажды берлинский врач доктор Хейм проводил прием пациентов и один из его ассистентов - Бильрот - спросил у него:
-Почему, господин профессор, прежде чем вы приступите к установлению диагноза вашего пациента вы выспрашиваете у него очень подробно что он ест и что он пьет? Вы таким образом пытаетесь выяснить какой образ жизни он ведет и как он сказывается на его здоровье?
Хайм юному коллеге ответил так:
-Да, но более всего эта информация помогает мне определить насколько большой гонорар я могу получить с этого человека...

Однажды известного немецкого врача Э. Хейма срочно вызвали в больницу: тяжело больной пациент, которого он лечил, потерял сознание, и казалось, был при смерти. Приехав, в больницу, Хейм предпринял экстренные меры, и больной начал приходить в себя. Он открыл глаза и, обведя взглядом врачей и сестер, сгрудившихся вокруг его постели, неожиданно спросил Хейма: — А это что за олухи? Вне себя от радости, что больной очнулся, Хейм повернулся к своим коллегам и торжествующе сказал: — Вы видите господа, он сразу вас всех узнал!

Одна дама, которая искала для себя дополнительных радостей, изъяснялась однажды Людвигу Шлейху:"Господин доктор! Все врачи в некоторой степени имеют отношение к искусству проводника на дороге в потусторонний мир, не так ли?"
"Вы ошибаетесь, милостивая государыня!" - возразил Шлейх. "Лично я передставляю себя в гораздо более скромном качестве - в качестве некоего дополнительного тормоза!"

Луи Пастер исследовал в своей лаборатории возбудитель оспы.
Однажды к нему заявился секундант одного высокопоставленного господина, который по какой-то непонятной причине счел себя оскорбленным и вызывал ученого на дуэль. Пастер спокойно выслушал посыльного и сказал так:
"Поскольку меня вызывают на дуэль, то я могу воспользоваться своим законным правом выбора оружия. Так вот пусть таким оружием станут две стеклянные колбочки. В одной из них будет открытый мной возбудитель оспы, а в другой - чистая вода. Если тот господин, который вызывает меня на дуэль согласиться выпить содержимое одной из этих колбочек по выбору - то я выпью вторую."
...Дуэль не состоялась...

Как-то, к известному немецкому врачу и микробиологу Роберту Коху на прием явилась богато разодетая высокомерная дама.
— На что жалуетесь, голубушка? — приветливо спроси Кох.
— Господин профессор! возмутилась пациентка.— Что за амикошонство? Вы понимаете, с кем разговариваете? Я привыкла, чтобы ко мне обращались не иначе, как «милостивая государыня!
— Эту болезнь я лечить не умею! — сухо констатировал Кох и крикнул в приемную;
— Прошу следующего!

Однажды немецкий учёный-энциклопедист Александр фон Гумбольдт был в гостях у одного известного парижского психиатра. Визитёр попросил хозяина показать ему кого-нибудь из душевнобольных. Доктор пообещал сделать это завтра, во время обеда.
На следующий день к столу явились двое незнакомых Гумбольдту людей. Один, тихий и задумчивый, всё время молчал. Другой же был полон огня, говорил не переставая, перескакивал с темы на тему и отчаянно жестикулировал. Когда обед кончился, первый, который молчун, церемонно поклонился и ушёл, а вот второй, который буйный, даже в дверях продолжал возбужденно что-то рассказывать. Его еле-еле выпроводили.
После их ухода Гумбольдт обратился к медику: - Твой сумасшедший доставил мне большое удовольствие.
- Чем?- удивился врач.- Ведь он всё время молчал!...
- Не может быть! А кто же был этот восторженно-буйный господин?...
- Это был писатель Оноре де Бальзак – ответил известный парижский психиатр.

В своей автобиографии Абу Али ибн Сина писал так: «Я занялся изучением медицины, пополняя чтение наблюдениями больных, что меня научило многим приёмам лечения, которые нельзя найти в книгах». По соседству с Ибн Синой жил некий юноша. И вот однажды он заболел. Не ел ничего, не пил, лежал лицом к стене и на все расспросы лишь изредка вздыхал. В общем, угасал парень на глазах. К больному пригласили Ибн Сину. Он внимательно осмотрел молодого человека, взял его за руку и стал слушать у пациента пульс. При этом лекарь начал перечислять названия районов Бухары, а затем и улицы одного оживлённого торгового квартала.
Странный поступок медика, не правда ли!? Вот представьте себе современную аналогию: вызвали вы домой скорую помощь, а прибывший доктор вместо стандартных расспросов, вместо замера давления и снятия кардиограммы начал перечислять названия улиц и номера домов. Что вы подумаете об этом чудаке?...
Родственники больного бухарского юноши тоже, наверное, сильно удивлялись. Однако Ибн Сина вдруг сказал: - Ну вот, адрес нам теперь известен. После чего приступил к совсем уж странной диагностике – он принялся перечислять женские имена.
Ещё раз перенесёмся в нашу аналогию: предположим, ваш сын, вот уже который день, лежит в кровати весь такой бледный, а чудаковатый доктор после словесной игры с названиями улиц начал бредить женскими именами. Какова будет ваша реакция?... Вот то-то же!...
Странный лекарь Ибн Сина остановил перечисление на имени Диляра и, повернувшись к домочадцам, сказал: - Его болезнь носит имя Диляра. Она живет в новом доме возле бани, в большом торговом квартале. Могу прописать верное средство: немедленное сватовство и женитьба.
Влюблённо-больной юноша вскочил с кровати и изумлённо спросил у врачевателя: - Как ты узнал!?Ведь я скрывал эту тайну в своём сердце!
И тогда мудрый Абу Али ибн Сина ответил: - Твоё сердце выдало тебя. Когда ты слышал близкое тебе имя, сердце твоё замирало, и пульс сбивался.

Однажды в конце XVIII века в дом парижского врача Филиппа Куртиуса пробрался вор, который унёс несколько больших коробок с ценными, как он думал, вещами. Когда же он открыл эти коробки, то поспешил быстро от них избавиться – в коробках были человеческие конечности (восковые). Нелишне будет сказать, что Филипп Куртиус был хорошо известным врачом, но свое истинное призвание нашел в изготовлении миниатюр из эмали и анатомических фигур из воска. А его воспитанница - Анна Мария Тюссо, при рождении Гросхольц, скульптор, основатель известного музея восковых фигур мадам Тюссо в Лондоне.
promo moris_levran december 22, 2014 02:45 8
Buy for 10 tokens
Византийская принцесса Анна – Великая княгиня Киевской Руси. В. Васнецов. "Крещение князя Владимира". В 1988 году в Советском Союзе отмечалась знаменательная дата – 1000-летие Крещения Руси. Минуло 26 лет, и сейчас можно рассмотреть подробнее эти события, поскольку к религии советская власть…
byzantine

Светлой памяти святого страстотерпца Евгения (царского лейб-медика Е.С. Боткина)



«Меня поддерживает убеждение, что “претерпевший до конца, тот спасется”, и сознание, что я остаюсь верным принципам выпуска 1889-го года»

Евгений Боткин родился 27 мая 1865 г. в Царском Селе, в семье выдающегося русского ученого и врача, основателя экспериментального направления в медицине Сергея Петровича Боткина. Его отец был придворным медиком императоров Александра II и Александра III.

Евгений был четвёртым ребёнком в семье. Пережил смерть матери, когда ему было десять лет. Она была редкой женщиной, достойной мужа: играла на множестве инструментов и тонко понимала музыку и литературу, в совершенстве владела несколькими языками. Супруги вместе устраивали знаменитые Боткинские субботы. Собирались родственники, в число которых входили поэт Афанасий Фет, меценат Павел Третьяков, и друзья, в том числе основатель российской физиологии Иван Сеченов, писатель Михаил Салтыков-Щедрин, композиторы Александр Бородин и Милий Балакирев. Все вместе за большим овальным столом они представляли из себя в высшей степени своеобразное сборище.

В этой чудесной атмосфере прошло раннее детство Евгения. Брат Пётр рассказывал: «Внутренне добрый, с необычайной душой, он испытывал ужас от любой схватки или драки. Мы, другие мальчишки, бывало, дрались с неистовством. Он, по обыкновению своему, не участвовал в наших поединках, но когда кулачный бой принимал опасный характер, он, рискуя получить травму, останавливал дерущихся…»
В детстве он получил прекрасное образование и сразу был принят в пятый класс Петербургской классической гимназии. После окончания гимназии поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, однако после первого курса решил стать врачом и поступил на приготовительный курс Военно-медицинской академии.

Врачебный путь Евгения Боткина начался в январе 1890 г. с должности врача-ассистента Мариинской больницы для бедных. Через год он уехал за границу с научными целями, учился у ведущих европейский ученых, знакомился с устройством берлинских больниц. В мае 1892 г. Евгений Сергеевич стал врачом Придворной Капеллы, а с января 1894 г. вернулся в Мариинскую больницу. Вместе с тем он продолжил научную деятельность: занимался иммунологией, изучал сущность процесса лейкоцитоза и защитные свойства форменных элементов крови.

Женился Евгений Петрович в двадцать пять лет на 18-летней дворянке Ольге Владимировне Мануйловой. Супружество поначалу складывалось удивительно. Ольга рано осиротела, и муж стал для неё всем. Лишь чрезвычайная занятость мужа вызывала огорчение Ольги Владимировны – он работал в трёх и более местах, следуя примеру отца и многих других медиков той эпохи. Из Придворной капеллы спешил в Мариинскую больницу, оттуда – в Военно-медицинскую академию, где преподавал. И это не считая командировок.

Ольга была религиозна, а Евгений Сергеевич поначалу относился к вере скептически, но впоследствии полностью переменился. «Среди нас было мало верующих, – писал он о выпускниках академии незадолго до казни, летом 1918-го, – но принципы, исповедуемые каждым, были близки к христианским. Если к делам врача присоединяется вера, то это по особой к нему милости Божией. Одним из таких счастливцев – путём тяжкого испытания, потери моего первенца, полугодовалого сыночка Серёжи, – оказался и я».

С началом Русско-японской войны (1904) Евгений Боткин убыл в действующую армию добровольцем и стал заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на административную должность, он много времени проводил на передовой. За отличие в работе был награжден многими орденами, в том числе и боевыми офицерскими. Свои воспоминания он написал в книге Свет и тени русско-японской войны Во время выезда на передовую Евгений Сергеевич попал под артобстрел. Первая шрапнель разорвалась вдалеке, но затем снаряды начали ложиться всё ближе, так что выбитые ими камни полетели в людей и лошадей. Боткин хотел уже покинуть опасное место, когда подошёл раненный в ногу солдат. «Это был перст Божий, который и решил мой день», – вспоминал Боткин. «Иди спокойно, – сказал он раненому, – я останусь за тебя». Взял санитарную сумку и отправился к артиллеристам.

После смерти личного врача Царской Семьи, доктора Гирша, Евгения Боткина назначили лейб-медиком Царя. Доктор Боткин очень сблизился с Цесаревичем, который ужасно страдал. Евгений Сергеевич целые ночи проводил у его постели, и мальчик однажды признался ему: «Я вас люблю всем своим маленьким сердцем». Евгений Сергеевич улыбнулся. Редко ему приходилось улыбаться, когда речь шла об этом царственном ребёнке.

«Боли становились невыносимыми. Во дворце раздавались крики и плач мальчика, – вспоминал начальник дворцовой охраны Александр Спиридович. – Температура быстро поднималась. Боткин ни на минуту не отходил от ребёнка». «Я глубоко удивлён их энергией и самоотверженностью, – писал преподаватель Алексея и великих княжон Пьер Жильяр о докторах Владимире Деревенко и Евгении Боткине. – Помню, как после долгих ночных дежурств они радовались, что их маленький пациент снова в безопасности. Но улучшение наследника приписывалось не им, а… Распутину». Бессонные ночи, тяжкий труд подорвали здоровье Евгения Васильевича. Он так уставал, что засыпал в ванне, и лишь когда вода остывала, с трудом добирался до постели. Всё сильнее болела нога, пришлось завести костыль. Великая княжна Татьяна во время торжеств в честь 300-летия Дома Романовых в 1913 г. выпила воду из первого попавшегося крана и заболела тифом. Евгений Сергеевич выходил свою пациентку, при этом сам заразившись. Его положение оказалось много хуже, так как дежурства у постели царевны довели Боткина до полного истощения и сильной сердечной недостаточности. Лечил его брат Александр Боткин – неутомимый путешественник и изобретатель, построивший во время русско-японской войны подводную лодку. Он был не только доктором наук в области медицины, но и капитаном второго ранга.
Война 1914 года.
«Мой брат навестил меня в Санкт-Петербурге с двумя своими сыновьями, – вспоминал Пётр Боткин. – “Они сегодня оба уходят на фронт”, – сказал мне просто Евгений, как если б сказал: “Они идут в оперу”. Я не мог смотреть ему в лицо, потому что боялся прочесть в его глазах то, что он так тщательно скрывал: боль своего сердца при виде этих двух молодых жизней, уходящих от него впервые, а может быть, и навсегда…»

– Меня назначили в разведку, – сказал сын Дмитрий при расставании.
– Но тебя ведь ещё не назначили!.. – поправил его Евгений Сергеевич.
– О, это будет скоро, это неважно.
Его действительно назначали в разведку. Потом была телеграмма:
«Ваш сын Дмитрий во время наступления попал в засаду. Считается пропавшим без вести. Надеемся найти его живым».

Не нашли. Разведывательный патруль попал под обстрел немецкой пехоты. Дмитрий приказал своим людям отступать и оставался последним, прикрывая отход. Он был сыном и внуком врачей, бороться за чужие жизни было для него чем-то совершенно естественным. Его конь вернулся обратно, с простреленным седлом, а пленные немцы сообщили, что Дмитрий погиб, дав им свой последний бой. Ему было двадцать лет.
Евгений Сергеевич в тот страшный вечер, когда стало известно, что надежды больше нет, не проявлял никаких эмоций. Когда разговаривал со знакомым, его лицо оставалось неподвижным, голос был совершенно спокойным. Лишь оставшись наедине с Татьяной и Глебом, тихо произнёс: «Всё кончено. Он мёртв», – и горько заплакал. От этого удара Евгений Сергеевич уже никогда не оправился.

После февральского переворота 1917 года императорская семья была заключена в Александровском дворце Царского Села. Всем слугам и помощникам предложили по желанию покинуть узников. Но доктор Боткин остался с пациентами. Не пожелал он покинуть их и когда царскую семью было решено отправить в Тобольск. В Тобольске он открыл бесплатную медицинскую практику для местных жителей. В апреле 1918 года вместе с царской четой и их дочерью Марией доктора Боткина перевезли из Тобольска в Екатеринбург. В тот момент была еще возможность покинуть царскую семью, но медик их не оставил.

Иоганн Мейер, австрийский солдат, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков в Екатеринбурге, написал воспоминания «Как погибла царская семья». В книге он сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы, например, где-нибудь в московской клинике. Таким образом, один из всех заключенных дома особого назначения точно знал о скорой казни. Знал и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге, данной когда-то царю. Вот как это описывает Мейер: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять».

Последнее письмо Е. Боткина перед расстрелом, найденное его палачами. Он знал о предстоящем расстреле...
«Я делаю последнюю попытку написать настоящее письмо – по крайней мере, отсюда… Мое добровольное заточение здесь настолько временем не ограничено, насколько ограничено мое земное существование. В сущности, я умер, умер для своих детей, для друзей, для дела... Я умер, но еще не похоронен, или заживо погребен – все равно, последствия практически одинаковы…

Надеждой себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашенной действительности смотрю прямо в глаза… Меня поддерживает убеждение, что “претерпевший до конца спасется“ и сознание, что я остаюсь верным принципам выпуска 1889-го года. Если вера без дел мертва, то дела без веры могут существовать, и если кому из нас к делам присоединится и вера, то это лишь по особой к нему милости Божьей…

Это оправдывает и последнее мое решение, когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына»

Доктор Боткин был убит вместе со всей императорской семьёй в Екатеринбурге в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. «Выстрелом в голову я прикончил его», – написал впоследствии Юровский. Он откровенно позировал и хвастался убийством. Когда в августе 1918-го попытались найти останки доктора Боткина, обнаружили лишь пенсне с разбитыми стёклами. Их осколки смешались с другими – от медальонов и образков, пузырьков и флакончиков, принадлежавших семье последнего русского Царя.

3 февраля 2016 года Евгений Сергеевич Боткин был причислен Русской Церковью к лику святых. За его прославление, само собой, ратовали православные медики. Многие оценили подвиг врача, сохранившего верность пациентам. Но не только это. Его вера была осознанной, выстраданной, вопреки искушениям времени. Евгений Сергеевич прошёл путь от неверия к святости, как хороший доктор идёт к больному, лишив себя права выбора – идти или нет. Много десятилетий говорить о нём было запрещено. Он лежал в это время в безымянной могиле – как враг народа, казнённый без суда и следствия. При этом именем его отца, Сергея Петровича Боткина, была названа одна из самых известных клиник в стране – он был прославлен как великий врач.

Е.С. Боткину

Погон малиновых просветы
И красный крест , что вдоль плеча,
Он был счастливейшим из смертных,
Неся служение врача.

И в этом подвиге особом
Имел высокий дар любить,
Что бы склоняться к рядовому
Или царя собой закрыть.

Он мужеством лечил их раны,
Надеждой был, как Моисей;
И звал их попросту Татьяна,
Анастасия, Алексей.

Зачем не спасся, не отринул,
Тот страшный роковой подвал -
« Я слово дал, что не покину»,
И не покинул, не предал.

Он говорил, слуга Отчизны-
«за все судьбу благодарю»,
Что выше долга, выше жизни,
Лишь слово, данное царю.

И совесть, та, что сердце мучит,
Иль радует, когда чиста,
Да будет встреча неминучей
В чертогах Господа Христа.

Когда от пуль, как от шимозы,
Взрывался роковой подвал,
Он еще жил, и в мирной позе,
Еще молился и дышал.

А впереди была дорога,
И горизонта яркий свет.
В тот день Евгений видел Бога,
И был тот миг, как тысяча лет.

Петр Кузнецов

http://vera-eskom.ru/2016/04/svyatoj-doktor-botkin/

В 2016 году православная церковь причислила Боткина к лику святых. После этого в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске появились церкви в честь нового святого. В 2018 году новый православный храм появится в Екатеринбурге. Храм в Екатеринбурге будет стоять вблизи строящегося медицинского кластера, его посвятят не только Боткину, но и всем русским врачам. «Он порядочный человек был, искренний. Наши врачи практически все такие, они в ущерб себе, своей личной жизни делают так, чтобы человеку стало легче, исходя из тех средств и возможностей, которые у них есть», – сказал митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.
http://vesti-ural.ru/news/70901-xram-v-chest-evgeniya-botkina-postroyat-v-stolice-urala.html
byzantine

Ученые создали лекарство, удаляющее стареющие клетки из организма.



Молекулярные биологи из США создали препарат, который избирательно уничтожает стареющие клетки в организме животных, продлевая им жизнь примерно на треть. Первые итоги исследований представлены в журнале Nature Medicine.

"Это потрясающее открытие. Исследование четко указывает на то, что лекарства-сенолитики могут бороться с последствиями старения, по крайней мере в организме мышей. Теперь нам нужно провести дополнительные опыты, чтобы понять, насколько безопасны подобные вещества для человека", — заявил Фелипе Сьерра (Felipe Sierra), биолог из Национального института старения США в Бетесде.

Клетки зародыша и эмбриональные стволовые клетки фактически бессмертны с точки зрения биологии — они могут жить практически неограниченно долго в адекватной среде обитания и делиться бесконечное число раз. При этом клетки тела взрослого человека постепенно теряют способность делиться через 40-50 циклов, вступая в фазу старения.

Как считают ученые, тем самым клетки защищают себя и организм в целом от развития рака, прекращая деление в то время, когда вероятность развития мутаций в их геноме достигнет некоторой критической отметки.

Старение, как рассказывают генетики, сопровождается множеством изменений в жизнедеятельности клетки, которые фактически выключают ее из нормальной работы организма. Накопление состарившихся клеток — причина развития характерных физиологических изменений, связанных с наступлением старости.

Два года назад биологи из клиники Майо в Рочестере экспериментировали с мышами, в чью ДНК была встроена особая система, позволявшая ученым избирательно убивать такие клетки. Их уничтожение продлило жизнь мышей на треть и защитило от многих возрастных болезней, в том числе от одряхления мускулов.

Успешное решение этой задачи заставило Джеймса Кирклэнда (James Kirkland) и его коллег по клинике Майо задуматься о том, можно ли достичь подобного результата, не вмешиваясь в работу ДНК. Ученые начали эксперименты на грызунах, которым вводили культуры состарившихся клеток.

Когда у мышей появились первые физические признаки преждевременного старения, биологи ввели им смесь двух веществ — дасатиниба, лекарства от лейкемии, и кверцетина, одного из компонентов горького вкуса лука и красных растительных пигментов. Первое вещество, как показали предварительные опыты на культурах тканей в пробирках, уничтожает "престарелые" клетки, а второе — снижает уровень воспалений, связанных с действием дасатиниба.

Опыты показали, что даже небольшие дозы этих препаратов заметно омолодили грызунов и вернули им подвижность, характерную для молодых особей. Добившись успеха, биологи проверили, что произойдет, если ввести эту смесь, которую они назвали сенолитиком — "растворителем старости", — в организм "нормальных" мышей.

Как оказалось, и в таком случае есть благотворный эффект. Пожилые грызуны, принимавшие дасатиниб и кверцетин, прожили на 36% дольше, чем их сородичи из контрольной группы. При этом вероятность их смерти снизилась на 65%, что говорит о том, что сенолитики не только удаляют внешние проявления старости, позволяя грызунам активнее двигаться, но и действительно сами по себе продлевают жизнь.

Оба этих соединения, как отмечают ученые, используются в медицинской практике в качестве красителей и пищевых добавок уже давно. Это оставляет надежду на то, что сенолитики могут быстро войти в медицинскую практику и не будут чрезмерно дорогими для пациентов



РИА Новости https://ria.ru/science/20180710/1524285815.html
byzantine

Милдронат — не допинг и даже не витамин


Создатель мельдония Иварс Калвиньш возмущен решением о запрете препарата и для «реабилитации» лекарства готов включиться в борьбу с WADA.
Чем же является на самом деле наделавший так много шума мельдоний (товарный знак «Милдронат»), употребление которого может привести к дисквалификации ряда ведущих российских спортсменов, в интервью «Росбалту» рассказал глава латвийского Института органического синтеза академик Иварс Калвиньш.

— Милдронат был разработан вами в 70-е годы, и время его создания совпало с операцией в Афганистане, а уже потом препарат стал лекарством «от сердца» и получил широкую популярность, в том числе и у спортсменов, на всем постсоветском пространстве. Как и для каких целей он изначально разрабатывался на самом деле?

— Работа над препаратом продолжалась около пяти лет. Молекулу я придумал в конце 70-х, а первая регистрация официально прошла в 1984 году. Создание препарата было основано на желании как-то повлиять на последствия отрицательного стресса, провоцирующего различные заболевания. Мы искали причину, стараясь установить вещество, ресурсы которого в организме иссякают при длительном стрессе. Я предположил, что физические и психологические перегрузки могут вызывать дефицит некоторых неизвестных нейротрансмиттеров в организме человека.

Впервые понятие «стресс» (англ. stress — напряжение, давление) ввел канадский ученый Ганс Селье, на основе многочисленных экспериментальных исследований установивший, что под воздействием разного рода раздражителей — стрессоров (холод, переутомление, страх, разочарование, унижение и др.) — возникает стереотипная реакция, названная им «общий адаптационный синдром». Этот синдром и лежит в основе стресса — состояния напряженности организма, проявляющегося в активизации его защитно-адаптационных механизмов в ответ на воздействие чрезмерного стрессора (по силе, частоте или продолжительности влияния).

Моя гипотеза была проста: есть какое-то вещество, которое переносит сигнал от нервных клеток к клеткам, исполняющим приказы. При стрессовой нагрузке оно истощается — мы подвержены глобальной регуляции со стороны мозга. Я искал это вещество и нашел подходящего кандидата — gammabutyrobetaine (GBB), которое синтезируется в ответ на стресс из концевых молекул аминокислоты на соединительные ткани, а это мышцы и т. д.

Если молекула синтезируется, она быстро превращается в карнитин, природное вещество, родственное витаминам группы В, хорошо известное, используемое в качестве пищевой добавки в бодибилдинге. Как только концевые молекулы отсоединены, сигнал больше не может синтезироваться.

Мы попробовали затормозить превращение GBB в карнитин. Я создал молекулу, практически тот же самый GBB, только один углерод заменен здесь на азот. Оказалось, что можно восстановить концентрацию GBB, а концентрация карнитина падает. Вследствие этого сокращается транспорт жирных кислот крови в клетки, что приводит к некоторому снижению физической работоспособности, но одновременно включается использование сахаров, и это очень полезно, когда у вас не хватает кислорода. Если сжигать сахара, можно получить то же количество энергии при помощи меньшего количества кислорода.

Подробное исследование фармакологии и биохимии подтвердило, что мельдоний снижает уровень карнитина в организме человека и сохраняет скорость обменных процессов, а скорость окисления жирных кислот для производства энергии уменьшается. Это позволяет клеткам компенсировать недостаток кислорода при физических нагрузках. А значит мельдоний является защитным препаратом, который не приводит к увеличению производительности энергии или физических способностей у человека.

— В каких случаях его прописывают спортсменам? Какое воздействие оказывает мельдоний на организм?

— Спортсмены очень много тренируются, работают на пределах своих физических возможностей. Целесообразно рекомендовать им милдронат в качестве защиты клеток, для того, чтобы обезопасить их от сердечных приступов и повреждений мышц в случае перетренировки.

Надо учитывать, что из одного грамма жиров энергии можно произвести в 2,5 раза больше, чем из грамма глюкозы. Процесс снижения скорости окисления жирных кислот никак не может привести к производству большей энергии, но это предохраняет клетки от гибели, которая наступает при недостатке кислорода, поскольку тогда жиры накапливаются в клетке в активированной форме и полностью блокируют транспорт всей произведенной энергии, то есть АТФ, из места производства к месту потребления. Кроме того, эти активированные жирные кислоты — просто «мыло», которое растворяет все клеточные мембраны, и клетка гибнет.

Получается, если при помощи милдроната вы снижаете поток жирных кислот внутрь клетки, в случае кислородного голодания клетка будет жива! Клетка не сможет работать больше, чем прежде, просто энергии будет меньше, — зато она выживет. И для спортсмена это страховка его жизни и его здоровья. Так как окисление глюкозы снижает потребность в кислороде для производства энергии, то сердце защищено от ишемического повреждения в случае перегрузки. Так что мельдоний является защитником сердца при ишемии, что позволяет тренироваться более устойчиво и безопасно для здоровья спортсмена.

Если спортсмен перешагнул эту грань, когда стресс начинается перед тренировкой, когда начинают гибнуть клетки, то на фоне милдроната последствия не будут катастрофическими, у него не будет ни микроинфарктов, ни больших обширных инфарктов. Даже если спортсмен упал, из последних сил добежав до финиша, на следующий день он не будет лежать на больничной койке.

— И все же, чем «официально» является милдронат — допингом, витамином или лекарством?

— Милдронат — не допинг и результаты не улучшает, он не повышает трудоспособность спортсмена выше нормальной. Допинг же, по сути, истощает резервы вашего организма. При его приеме что-то вводится в организм, что превышает нормы того, что может там быть — стероидные гормоны в избытке и прочее, а в конечном счете — вы вредите своему здоровью. Милдронат не является и витамином. Это действительно хорошо действующее лекарство, которое предотвращает гибель клеток при перегрузке.

— Но Всемирное антидопинговое агентство относит милдронат к крайне серьезному разряду S4 — гормоны и модуляторы метаболизма. За его использование спортсмен может быть отстранен от выступлений на срок до четырех лет. Как вы расцениваете решение WADA? Как оно принималось, были ли представлены доказательства оправданности этого решения? Консультировались ли с вами представители WADA?

— Решение о запрете милдроната было принято без каких бы то ни было научных обоснований. Пять лет назад ко мне обратились из европейского отдела WADA с просьбой, не могу ли я рассказать, что такое милдронат, как он действует и не является ли он допингом. Я им написал все, что знаю про милдронат, и привел научное обоснование того, что препарат не является допингом. Они поблагодарили меня за разъяснения и согласились со мной.

Я считаю, что включение милдроната в список запрещенных недопустимо. Для меня это неправомерное решение. У спортсменов такие же права, как у любых других людей. У них есть право использовать препараты, которые предотвращают вред их здоровью. Тем более, когда нет доказательств тому, что этот препарат делает их сильнее. Это то же самое, что запретить спортсменам есть мясо с высоким содержанием карнитина, увеличивающего скорость окисления жирных кислот и стимулирующего выработку энергии.

— В таком случае подобное решение WADA можно считать исключительно политическим?

— Безусловно! Мы живем в эру доказательной медицины. Что означает: если вы что-то утверждаете, докажите это! Никаких дополнительных медицинских исследований, доказывающих вредность милдроната, проведено не было. А значит, если лекарство, 32 года приносящее пользу здоровым и больным людям, страдающим от болезней, связанных с кислородным голоданием, называют допингом, то это ни что другое, как голословное утверждение.

— Возможно ли добиться отмены данного решения WADA? Что для этого необходимо?

— Очевидно, необходимо, чтобы спортсмены, тренеры и медики начали эту борьбу. И я с удовольствием присоединюсь к ним. Пока не доказано, что использование мельдония повышает «производительность» спортсменов, запрет должен быть снят.

— Недавно появилась информация о том, что ваш институт создал новую молекулу, эффективность препарата на основе которой в 40 раз превышает эффективность милдроната. Кому он будет предназначаться?

— Расчет здесь такой — в 20 раз меньшей дозировкой можно достичь увеличения эффекта в два раза. На самом деле это новая молекула, которую разработала моя лаборатория, будет лечить инфаркт, даже если первая инъекция будет введена спустя два часа после начала инфаркта.

— Когда новый чудо-препарат может появиться на рынке?

— Лет через пять. Сейчас уже завершились доклинические исследования — это основополагающий этап разработки и внедрения лекарственного препарата в клиническую практику.

— Спасибо за интервью и желаем вам успехов, в которых, наверное, заинтересованы все — здоровые и больные, спортсмены и любители.

Академик АН Латвии Иварс Калвиньш стал первым лауреатом премии Соломона Гиллера — за создание милдроната

Беседовала Ольга Соколова, Рига
http://www.rosbalt.ru/world/2016/03/11/1497078.html
byzantine

Ginkgo biloba. Дерево Гёте, история любви и целебные свойства.


Иоганн Гете «Ginkgo biloba»
Этот листик был с Востока
В сад мой скромный занесен,
И для видящего ока
Тайный смысл являет он.
Существо ли здесь живое
Разделилось пополам?
Иль, напротив, сразу двое
Предстают в единстве нам?
И загадку и сомненья
Разрешит мой стих один;
Перечти мои творенья,
Сам я — двойственно един.

Перевод - В. В. Левика
Гинкго билоба это реликтовое растение. Оно появилось на Земле в конце мезозойского периода, и является ровесником динозавров. В то время были распространены его предки - древние семенные папоротники и водоросли. Но во время ледникового периода множество родственных растений класса гинкговых погибло, за исключением гинкго двулопастного.

Чарльз Дарвин называл его живым ископаемым. Оно упоминается в древних манускриптах горного Китая VI-VIII веков. А в XVI веке дерево было упомянуто с точки зрения его целебных свойств и действия на организм в медицинской монографии «Великие травы» знаменитого врача и фармаколога Ли Ши-чжэня. С того времени оно считается драгоценным деревом. В Китае и Японии гинкго билоба часто растут рядом с буддийскими храмами, монастырями и гробницами. Это священное дерево является символом медитации, мудрости, любви и жизненной стойкости.

Европейцы познали гинкго в конце XVII века благодаря работам врача, ботаника и путешественника Энгельберта Кемпфера. Он назвал дерево Ginkgo Biloba (Иероглифическое японское название в отношении семени означает «серебряный абрикос» и читается как «гиннан»). Biloba – «двулопастное».


С того времени гинкго стало культивироваться на Западе. Иоганн Вольфганг фон Гете в 1815 году написал стихотворение «Гинкго билоба» посвятив его своей возлюбленной Марианне. К письму он прикрепил сухие листья дерева, которые своей формой напоминают сердце.


Гейдельбергский замок времен Гете, художник Карл Филипп Фор (Carl Philipp Fohr, 1795–1818)
Его картина с Замком в Гейдельберге создана в романтическом стиле и адекватно передает пасторальную атмосферу тех лет. Гете послал своей любовнице листья гинкго как символ дружбы и любви, а 15 сентября 1815 года он читал ей свое стихотворение к ней. 23 сентября 1815 года поэт увидел Марианну в последний раз, Гете показал ей дерево гинкго в саду Гейдельбергского замка, из которого он взял два листочка, чтобы вставить в альбом со стихотворением. После этого Гете окончательно написал стихотворение "Гинкго билоба" и послал его Марианне 27 сентября 1815 года. С тех пор немцы называют гинкго "деревом Гете".


Уникальный химический состав листоподобной хвои гинкго билоба представляет обширную таблицу из более, чем 100 активных веществ. Особо следует отметить то, что некоторые биологические вещества, например, такие, как тритерпеновые лактоны гингколид и билобалид, имеются исключительно у этого единственного вида растений. Они содержатся в 6-12% от общего состава активных веществ. Более 1/4 состава гинкго билоба занимает содержание таких веществ, как биофлавоноиды – кверцетин, изорамнетин, кемпферол и флавоноидные гликозиды – гинкгетин, билобетин, мирицетин. Помимо вышеперечисленных компонентов в формуле гинкго двулопастного имеются конденсированные танины, органические и гинкголевые кислоты, полипренолы, азотистые основания, аминокислоты, воска, катехины, стероиды, карданолы и сахара. Присутствует и большое количество таких микроэлементов как: магний, железо, калий, кальций, фосфор. А также минералы: селен, марганец, медь, титан. Еще из листьев выделяют ценный фермент – супероксиддисмутаза, защищающий организм от кислородных радикалов.

Каковы его целебные свойства? Считается, что гинкго билоба обладает иммуномодулирующим и противовирусным свойствам, замедляет процессы старения, снижает свёртываемость крови, уменьшает вязкость крови, купирует воспаление, расширяет просвет сосудов, снижает отёчность тканей, оказывает мочегонное действие, защищает поджелудочную железу и повышает выработку инсулина, улучшает мозговое кровообращение, снижает уровень холестерина, лечит депрессию, нормализует давление, улучшает память, нормализует уровень мочевины, проявляет антитоксическое действие.

Копия оригинала стихотворения Гете с листьями гинкго, наклеенными на него самим Гете,
15 сентября 1815 года. Оригинал находится в Музее Гете в Дюссельдорфе, Германия.
Ginkgo biloba

Dieses Baums Blatt, der von Osten
Meinem Garten anvertraut,
Gibt geheimen Sinn zu kosten,
Wie's den Wissenden erbaut.

Ist es ein lebendig Wesen,
Das sich in sich selbst getrennt?
Sind es zwei, die sich erlesen,
Dass man sie als eines kennt?

Solche Fragen zu erwidern,
Fand ich wohl den rechten Sinn:
Fuehlst du nicht an meinen Liedern,
Dass ich eins und doppelt bin?

© Иоганн Вольфганг фон Гёте
byzantine

«Литературные» диагнозы, которые ставят психотерапевты


Наш мир в большой мере состоит из ассоциаций и парадоксов. Облака мы ассоциируем с силуэтами людей, животных или вещей, двоеточие и скобки, – с улыбающимися и грустными лицами. Даже такие страшные вещи как болезни и синдромы мы называем не только сухими медицинскими терминами, но и даем им метафорические имена – они звучат приятнее, и запоминаются лучше. К счастью, литература дарит нам немало персонажей с характерным поведением, которые могут служить хорошим иллюстративным материалом. Чего только стоит герой Гоголя Плюшкин – так у нас называют людей, которые любят собирать всевозможный хлам. Но кроме Плюшкина есть литературные герои, которые заняли достойное место не только в фольклоре, а даже в психиатрии – их именами названо типичное поведение людей с определенными психическими отклонениями.

Синдром Диогена впервые назван в медицине таким термином в 1975 году и был описан Кларком, Мейнкикаром и Греем, хотя случаи его известны в психиатрии с незапамятных времен (синдром старческого убожества) — психическое расстройство, характерными чертами которого являются крайне пренебрежительное отношение к себе, социальная изоляция, апатия, склонность к накоплению и собиранию всякой всячины (патологическое накопительство). Пациенты, страдающие этим расстройством, обычно аккумулируют в доме огромные количества мусора и живут в полной нищете. При этом они совершенно не следят за своим внешним видом и гигиеной. К этому у них - полное безразличие. Точно также, как и безразличны они к грязи и нечистотам, накапливающимся в жилище. Как ни странно, они могут быть обладателями больших состояний, держа большие суммы денег в доме или в банке, не придавая этому ни малейшего значения. Тем не менее, они считают себя нищими, что заставляет их жадно накапливать и хранить любые предметы, без всякой нужды в них. Они ничего не выбрасывают, поэтому дом их полон мусора, обычно не имеющего никакого применения в реальной жизни. Часто о таких пациентах первыми узнают соседи, уставшие отражать атаки на свои квартиры полчищ тараканов, мышей и крыс, распространяющихся от больного соседа, и «вкушать» ароматы разлагающихся нечистот, идущих от соседских окон и дверей.

Синдром Мюнхгаузена — симулятивное расстройство, при котором человек симулирует, преувеличивает на глобальном уровне или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и т. п. Причины такого симулятивного поведения полностью не изучены. Общепринятое объяснение причин синдрома Мюнхгаузена гласит, что симуляция болезни позволяет людям с этим синдромом получить внимание, заботу, симпатию и психологическую поддержку, которых им не хватает. Пациенты с синдромом Мюнхгаузена, как правило, отрицают искусственную природу своих симптомов, даже если им предъявляют доказательства симуляции. Обычно они имеют длительную историю госпитализаций из-за симулированных симптомов. Не получая ожидаемого внимания к своим симптомам, больные с синдромом Мюнхгаузена часто становятся вздорными и агрессивными. В случае отказа в лечении одним специалистом больной обращается к другому.

Синдром Стендаля назван в честь французского писателя ХІX века. В книге «Неаполь и Флоренция: путешествие из Милана в Реджио» он описал свои ощущения во время визита во Флоренцию – частое сердцебиение, головокружение и земля, «плывущая» под ногами. Такие симптомы у писателя вызывало множество церквей, музеев, достопримечательностей древности, шедевров искусства эпохи Возрождения. Через полтора века, в 1979-м году этот синдром описала итальянский психолог Грациэлла Магерини в книге с красноречивым названием «Синдром Стендаля», а 1982-м был впервые официально поставлен такой диагноз. Больные этим синдромом очень остро переживают встречу с какой-то картиной и даже отождествляют себя с ее героями, словно попадая внутрь. Болезнь даже может спровоцировать человека уничтожить картину. В группе риска – очень впечатлительные люди, которые долго ожидают встречи с высоким искусством. Зато итальянцы имеют иммунитет к собственному искусству. Интересно, что именно в галерее Уфиццы туристы больше всего поддаются этому синдрому, притом, что здешние жители смотрят на них, как на больных – и правы.

Звезды-шоу бизнеса, да и вообще многие известные люди, похоже, страдают синдромом Дориана Грея – боятся постареть. Отсюда пластические операции, одежда, не соответствующая возрасту, невероятное количество косметики. Маленькая морщина или складка на теле может стать серьезным поводом для депрессии. А там недалеко и до финала, который описал Оскар Вайлд – самоубийства.
Доктор Джекил и мистер Хайд – один из самых ярких примеров раздвоения личности. Синдрома именно с таким названием не существует, зато каждый знает историю, написанную Робертом Льюисом Стивенсоном о двух сторонах одного человека. Его книга является замечательным объяснением медицинского термина «множественная личность». Кстати, это не единственный пример литературного раздвоения личности, писатели любят использовать этот прием. Вспомним, например, Изабеллу – она же Женевьева Терговен из «Черного Обелиска» Ремарка. Тайлера Дердена, «двойника» главного героя «Бойцовского клуба» Поланика. Этот синдром приобретает новое значение в эпоху Интернета, когда можно выдавать себя не за того, кем ты являешься в действительности, и лепить себе двойников, хороших и плохих.

Название «Пиквикский синдром» появилось благодаря книге Чарльза Диккенса «Записки Пиквикского клуба». Однако бытует неправильное мнение, что сам Пиквик дал имя этому синдрому. Все члены Пиквикского клуба были пышнотелыми, и в действительности болезнь, при которой человек имеет проблемы с весом, дыханием и сонливостью, отсылает нас к второстепенному герою книги – Джо. Однако название синдрома дали, ссылаясь на название книги классика английской литературы.

Синдром Алисы в Стране чудес или же микропсия – нарушение визуального восприятия мира, когда человек видит все вокруг непропорционально маленьким и обезображенным. Этот синдром называют также «карликовыми галлюцинациями» или «лилипутским зрением». Иногда он может выражаться также в слуховых галлюцинациях, касательных нарушениях и искривленном виденье собственного тела. Не всегда мир уменьшается – иногда, как и с Алисой, он наоборот может казаться большим и даже гигантским – это вторая сторона синдрома, макропсия. Впервые этот синдром описал психиатр Джон Тодд в 1955 году. Он сравнил его с комнатой смеха, где в кривых зеркалах человек видит странные образы. Также Тодд выдвинул предположение, что автор «Алисы в Стране чудес» Льюис Кэрролл и сам страдал таким синдромом. Его частой спутницей является мигрень, а Кэрролл в своих дневниках писал о приступах этой болезни. Возможно, что у Кэрролла внутри было настоящее королевство кривых зеркал.

Синдром Мартина Идена или болезнь достижения успеха – это то, что мешает людям спокойно отдыхать на Олимпе, к которому они так долго шли. Кризис цели знаком тем, кто достигает успеха, однако видит, что дальше некуда двигаться. Мартин Иден, герой одноименного романа Джека Лондона, став известным писателем и дойдя до цели всей своей жизни, осуществляет самоубийство – бросается в море, не удержавшись на гребне волны славы. Кстати, звездная болезнь современных знаменитостей – это одна из форм синдрома Мартина Идена.

Синдром Вертера или же Эффект Вертера – волна самоубийств, которая прокатилась по Европе в конце XVIII в, после публикации романа Гете «Страдание юного Вертера». В 1974-1975 годах его впервые описал социолог Девид Филлипс. Он вместе с коллегой Карстенсеном исследовал самоубийства не только двухсотлетней давности, но и современной ему Америки. Оказалось, что вместо Вертера на американских подростков влияли первые колонки газет, где щедро печатались сообщения о самоубийствах. Волну самоубийств после смерти Мерлин Монро Филлипс также отнес к синдрому Вертера. Еще один интересный факт: в Австрии в 1980-х годах выросло число самоубийств в метро. Власть решила не раздувать в прессе информацию о других подобных случаях и их количество резко уменьшилось.

Синдром Питера Пена или же боязнь взрослеть – это, прежде всего страх перед ответственностью, которая приходит с взрослой жизнью. Питеры Пены обычно позитивные люди, которые имеют много увлечений и интересов, однако жизнь для них – не больше, чем веселая игра. И только появляется намек на серьезные вещи – например, создание семьи – они убегают от этого, как черт от ладана. Это маленькие дети в теле взрослых людей, которым нравится жить без обязательств. Именно так, как жил герой книги Джеймса Барри.

Боваризм или же Синдром мадам Бовари – неспособность человека отличить реальность от воображения. Боваризм бывает позитивным и негативным – человек или живет в вымышленном раю, или же сам себе создает ад. Название этому синдрому дал Жуль де Готье, отсылая нас к хрестоматийному роману Гюстава Флобера.

http://publicistik.blogspot.ru/2016/01/blog-post_16.html
stilus

Физическая смерть Иисуса Христа. Взгляд врача.

Распятие
"Respondeo dicendum quod Deum esse quinque viis probari potest".
...Бытие Божие может быть доказано пятью путями.

"В самом призвании врача на протяжении многих веков были сконцентрированы фактически два призвания – с одной стороны, наблюдать за больным и лечить его, а с другой стороны, быть как бы центром истолкования материальной и духовной природы человека, т.е. философски осмыслить мир и человеческие страдания" - академик И. Давыдовский.


Есть множество предположений о причинах смерти Христа, высказанное в разное время различными врачами. Среди них – смерть от обширного инфаркта миокарда с последующим разрывом сердца. Смерть от сердечно легочной недостаточности от выраженной дыхательной недостаточности из- за перерастяжения дыхательных мышц груди. Смерть от тромбоэмболии легочной артерии. Из-за травмы дыхательных альвеол во время бичевания. Шок травматический и геморрагический. Я считаю, что имело место комплексное воздействие некоторых из этих факторов. Но смерть произошла намного раньше, чем ожидали Пилат и римские солдаты, которые знали, как это всё обычно происходит. Поэтому, услышав известие о смерти Христа он был удивлён.
Смерть на кресте происходила, как считают медики, в результате удушья. Агония могла длиться до двух и даже трех дней, поэтому для сокращения страданий приговоренным преступникам обычно перебивали голени.
Но Господь страдал на кресте лишь шесть часов. Чтобы удостовериться, что наступила смерть, центурион пронзил ему ребра копьем, и тотчас, говорит Евангелист Иоанн, "истекли кровь и вода".
Это утверждение было высмеяно известнейшим античным критиком христианства — Цельсом. И совершенно напрасно. Дело в том, что именно это утверждение наоборот, даёт пути для того, чтобы найти истинную причину смерти Христа. И очередного доказательства, что в Библии описаны реальные события, происходившие в I веке нашей эры. Не могли те, кто писал Библию знать медицину, чтобы "подогнать" описание событий под современные медицинские данные.

• ГЕФСИМАНСКИЙ САД
Познав, что будет предан одним из учеников, Спаситель испытал сильный стресс. Вот как святой Лука описывает молитву на Елеонской горе, перед поцелуем Иуды (глава 22, стих 44): "И находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю". С точки зрения медика, речь в этих словах идет о так называемом геморрагическом диатезе: Из-за сильного стресса повышается проницаемость стенок капилляров, в результате чего кровь истекает под кожу, образуя гематомы. Именно эти капли вымываются потом, придавая ему характерный розовый цвет.

• БИЧЕВАНИЕ
Римские солдаты использовали так называемый короткий кнут, с несколькими отдельными или плетеными кожаными плетями переменных длин, с маленькими железными шарами или острыми частями костей овец, привязанными на конце. Бичевание не могло не усугубить физическое состояние Сына Божьего. Удары бичей разрывали мышцы до костей, нанося то, что врачи называют "множественными рваными ранами поверхности тела". Это вызывало геморрагический и болевой шок. Известны случаи, когда подобными бичами переламывали ребра.

• КОРОНА ИЗ ШИПОВ
Точнее можно говорить не о короне, а шапочке из шипов. Скорее всего, использовались шипы дерева Zizyphus spina christi. Корону из его ветвей с шипами длиной в несколько сантиметров трудно было бы изготовить, не поранившись. Скорее всего, речь идёт о шапочке из ветвей этого растения, так было проще сделать. Евангелие содержит запись, что после Его венчания, Иисус получил множественные удары по голове. Эти удары вонзили эти шипы глубоко в голову и лоб. Прорыв любого из многочисленных артериальных или венозных сосудов - причинили бы обширное кровотечение. Кроме того, травма поверхностных кожных нервов головы, например, большего затылочного нерва, могла причинять при повреждении неописуемую боль.

• РАСПЯТИЕ НА КРЕСТЕ
Историки предполагают, что Христос нёс не полный крест, состоящий из двух балок, а одну перекладину. Правда, вес её составлял от 25 до 50 килограмм. Такова была общепринятая практика для осужденных на крестную смерть. Руки осужденных обычно привязывались к балке. При этом если ведомый на казнь падал, то он не мог не упасть на грудь. В Библии сказано о трёхкратном падении Христа во время этого пути (600 – 650 метров). Учитывая ослабленное состояние после бичевания и "коронации" – обезвоживание, кровопотеря и болевой шок – есть достаточно причин, чтобы упасть. Но такое падение со связанными на тяжёлой перекладине руками могло привести, и, скорее всего и привело к травме грудной клетке с ушибом сердца, лёгких и переломом ребра (рёбер) и гемопневмотораксом (гемотораксом). При этом в плевральной полости может накопиться до двух литров крови, что ещё больше усугубит состояние Человека. Почему смерть Христа, скорее всего, произошла от гемоторакса – в дальнейшем описании казни Христа говориться, что после удара копьём в уже мёртвого Христа излилась вода, а затем, кровь. Если бы речь шла о перикардиальной жидкости – то её не столь много, чтобы не сведущие в медицине люди заметили бы. Перикард имеет низкую растяжимость, и скорость развития симптоматики определяется темпом накопления жидкости в перикарде. При быстром накоплении 150—200 мл крови могут оказаться критическими для функции миокарда. У лиц с быстрым накоплением крови в полости перикарда смерть от тампонады наступает в течении 1 — 2 ч с момента ранения. Но кровь, излившаяся в плевральную полость, могла накопиться до объёма в два и более литра. При этом пока кровотечение продолжалось – кровь не сворачивалась. Как только кровь перестала поступать в плевральную полость – в момент смерти Христа, она стала разделяться на жидкую часть – сукровицу, и клеточную часть – сгусток из эритроцитов, лейкоцитов, фибрина. При этом если объём кровотечения был около двух литров, то объём сукровицы, отбившейся от остальной части крови – более литра. Такой объём "воды" не мог не заметить любой из свидетелей. Ушиб лёгких тоже мог привести к "обводнению" лёгких Христа. Так называемый респираторный дистресс синдром взрослых (РДСВ или синдром "водного лёгкого"). Но в условиях обезвоживания (кровопотеря, отсутствие питья в течение суток или более) – этот эффект мог быть и не столь заметным.
Учёные – богословы считают, что кровотечение было в перикард, возможно потому, что согласно одному из пророчеств, говорилось, что при смерти Его ни одна Его кость не будет сломана. Но кровотечение в область плевры может произойти из-за разрыва плевры без повреждения рёбер (хотя чаще всего из-за перелома рёбер). Допустим, при таком механизме повреждения – частичный отрыв легкого от корня вследствие чрезмерного натяжения при резком ударе или падении. Частичные отрывы легкого у корня чреваты нарушением целостности крупных сосудов и бронхов. Повреждение крупных долевых бронхов сопровождается очень быстрым образованием тотального пневмоторакса с полным спаданием легкого, а кровотечение из сегментарных и субсегментарных артерий может не только вызвать образование значительного гемоторакса, но и стать причиной острой кровопотери с развитием гиповолемического шока. Итак, гемопневмоторакс может возникнуть и без перелома рёбер.
Иисусу предлагали два напитка в Голгофе. Первое вино, к которому добавляют (то есть, смешанный с мирром), которое оказывало болеутоляющий эффект, чтобы ослабить часть боли - и предлагалось немедленно по прибытию. Однако Христос отказался от смеси. Он хотел сталкиваться со смертью с ясным разумом, так что Он мог победить это преднамеренно, поскольку Он подвергал Себя жестокости креста. " И когда пришли к Голгофе то дали Ему выпить вина, смешанного с жёлчью, Он же, попробовав, отказался его пить. " (Мтф. 27:33-34). Этот специфический напиток был предназначен для уменьшения боли в подготовке к следующему шагу распятия на кресте - пригвождение рук и ног. Таким образом, это было в то время, когда разбитый, кровоточащий Иисус был брошен в землю и пригвожден к кресту.
Смерть пригвождённого к кресту обычно происходит от удушья, которое усиливается постепенно, и приводит к смерти в течение двух – трёх суток.
Уже находясь на кресте, перед смертью, Христос сказал: "Меня мучает жажда". Там был кувшин с уксусом, и солдаты, смочив в нём губку, насадили её на ветку иссопа и поднесли Ему ко рту. Почувствовав вкус уксуса, Иисус произнёс: "Свершилось", и, опустив голову на грудь, испустил дух. (Ин. 19:28-30). Уксус мог усугубить обезвоживание, но это уже не могло ничего уже изменить…
Смерть на кресте была мучительной и долгой, и, чтобы ускорить её жертвам ломали голени ударом палицы. При этом дополнительный болевой шок, кровопотеря от внутреннего кровоизлияния из-за перелома костей голени, невозможность опираться на ноги из-за боли, и, вследствие этого ещё большая перегрузка грудных мышц, обеспечивающая внешнее дыхание – приводила к быстрой смерти. "И тогда пришли солдаты и перебили ноги сначала одному, а потом и второму из тех, кто был распят вместе с Ним. Когда же они подошли к Иисусу, то увидели, что Он уже мёртв, поэтому они не перебили Ему ноги. Вместо этого, один из солдат пронзил Ему бок копьём, и тотчас кровь и вода хлынули из раны" (Ин 19:32-34). Подитожим. Кровь, излившаяся в перикард в течение относительно короткого времени не может быть более 150 мл. После остановки сердца она разделится на фракции - сыворотку и сгустки эритроцитов в соотношении примерно 75 мл + 75 мл. Этого явно недостаточно, чтобы несведущие в медицине люди могли заметить такое разделение крови. Другое дело, если объём излившейся крови достигал более 1 литра. Не заметить различия между сывороткой крови и сгустками эритроцитов мог только невнимательный человек.

• ПЛАЩАНИЦА
Есть материальное доказательство, что рана Христа была нанесена именно «Копьем Лонгина». Это знаменитая Туринская Плащаница – льняное полотно, в которое запеленали тело Спасителя после распятия. На его желтовато-белом фоне кроваво-бурым цветом отпечатались очертания его Лика и фигуры со следами от ран.
Эксперты-криминалисты, изучавшие Плащаницу, установили, что завернутый в ткань Человек получил рану от копья размером 4,5 сантиметра между ребер. По мнению медиков, копье пронзило плевру, легкое и повредило сердце. Под раной на Плащанице отпечаталось пятно крови. Она потекла, когда пронзенный человек находился в вертикальном положении. Кроме того, на Плащанице видны: отметины от бичей, проколы от гвоздей в запястьях, проколы от гвоздей в ногах, проколы на голове, пробитая грудь. Исследования отпечатков сзади на Туринской плащанице свидетельствует о наличии отпечатков от тяжелой балки, несомой на плечах с привязанными к ней обеими руками. Другим объяснением этих следов могут быть муки, при которых распятый был вынужден "тереться" о горизонтальную перекладину креста…
В области лба, верхней части головы, высоко на затылке имеются отпечатки крови. Это говорит, что скорее всего был не терновый венец, а, скорее всего терновая шапочка. Колючие шипы Zizyphus spina повреждали кровеносные сосуды головы. Правая щека распухла от сильного удара, за счет чего правый глаз слегка заплыл. Возможно - это след удара нанесенного солдатом во дворе Каиафы, как о том повествует святое Евангелие. Имеется небольшое смещение носа, возможно за счет перелома носового хряща. На кончике носа ушиб, возможно, из-за падения на землю при несении перекладины креста.
Но основная рана – та, что на груди, нанесена была посмертно. И источник истечения крови и жидкости (сукровицы) – скорее всего плевральная полость. Именно там могло скопиться достаточно много крови, которая затем (после смерти) разделилась на сгустки крови и сукровицу – более лёгкую часть крови. И после прободения копьём сначала более лёгкая часть крови вытекла сукровица (вода по Иоанну Богослову), а, затем более густая часть – сгустки из плевральной области и из сердца (посмертная свёртываемость крови внутри сердца и сосудов).
Когда тело сняли с креста и положили горизонтально, произошел второй отток крови из раны в боку. Многое стекло на землю, но часть осталась на правой стороне тела в виде сгустков крови и сукровицы. По отпечаткам на плащанице находится больше подтверждений теории кровоизлияния в плевральную область, чем истечения жидкости из перикарда…
Копьё 2

http://www.liveinternet.ru/users/3144445/post150887377/
http://getwar.ru/kope-longina-istoriya-legendy.html
http://www.unseal.narod.ru/medicine_2.html
http://www.itogi.ru/archive/2005/25/67135.html
http://www.shroud.orthodoxy.ru/bckn2-r.htm
http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/traumatology/ruptured-lung
http://surgeryzone.net/info/informaciya-po-kardioxirurgii/raneniya-serdca-i-perikarda.html
http://prostuda.biz/book/117-klinicheskie-problemy-fibrnnoliza/23-reakciya-sistemy-fibrinoliza-na-operativnoe-vmeshatelstvo.html
stilus

Болезнь Баха, хоральная прелюдия Vor deinen Thron tret ich hiermit и смерть гения музыки.

В 1747 году Бах посетил двор прусского короля Фридриха II, где король предложил ему музыкальную тему и попросил тут же что-нибудь на неё сочинить. Бах был мастером импровизации и сразу исполнил трёхголосную фугу. Позже он сочинил целый цикл вариаций на эту тему и послал его в подарок королю. Этот цикл был назван «Музыкальным приношением». Другой крупный цикл, «Искусство фуги», не был завершён Бахом, несмотря на то, что написан он был, скорее всего, задолго до его смерти.
В последние годы жизни гения музыки проявляется болезнь глаз. Трудно сказать, что это было – диабетическая ретинопатия, возрастная макулодистрофия, глаукома или катаракта. Возможно была гипертония, которая могла усугубить проявления катаракты. Бах жаловался сначала на трудности при чтении, особенно в условиях пониженной освещенности. Говорилось даже о выпадении отдельных букв при попытках беглого чтения. У него ухудшилось цветовосприятие и сумеречное зрение. А еще эти загадочные головные боли. Артериальная гипертензия, атеросклероз сосудов головы и шеи? Если так, то повышение давления и атеросклероз, особенно сонных артерий, имеют четкую связь с макулодистрофией.

Его оперировал некий Д. Тейлор (John Taylor, 1703–1774). Он был старшим сыном Джона Тейлора, хирурга и аптекаря из Норвича. Родился 16 августа 1703 года. В 1722 году поступил на работу в качестве помощника аптекаря в Лондоне. Учился хирургии под руководством У. Чизелдена (William Cheselden) в госпитале св. Фомы, уделяя особое внимание заболеваниям глаз. Затем Тейлор некоторое время практиковал в Норвиче в качестве общего хирурга и окулиста, но, встретив значительное сопротивление врачебной корпорации, решил расширить сферу своей деятельности. В 1727 году он начал путешествие по стране, и до 1734 объехал большую часть Британских островов. Получил степень доктора медицины в Базеле в 1733 году и стал членом тамошней коллегии врачей. В 1734 году Тейлор получил степень доктора медицины в университетах Льежа и Кельна. В том же году совершил турне по Франции и Голландии и вернулся обратно в Лондон в ноябре 1735 года. В 1736 году он был назначен окулистом английского короля Георга II. Более 30 лет Тейлор продолжал свои офтальмологические «гастроли», имея в Лондоне штаб-квартиру, но посетив почти каждый суд в Европе!

Тейлор уверял, что слушал лекции Г. Бургаве и учился коучингу у выдающегося французского хирурга и анатома Жана Луи Пти (Jean Louis Petit, 1674–1750). Похоже, что лучше он от этого не стал. Современники характеризовали Тейлора как субъекта, который потрясающе умел «убалтывать» больных. Существует очень выразительное определение его: «в науке — ученый, в практике — шарлатан».Он был автором книги «История путешествий и приключений Шевалье Джона Тейлора, офтальмиатра» (Лондон, 1761). Себя он неизменно величал «шевалье» (кавалер). Помните «шевалье д,Артаньяна»? Ну прямо мушкетер! Если судить по тому, скольких пациентов Тейлор лишил глаз, то да. Тейлор путешествовал по Европе в карете, на которой были нарисованы красивые и выразительные… глаза! О его прибытии в город сообщалось заранее (он использовал громкий слоган «Возвращая зрение — возвращаю жизнь»), чтобы привлечь как можно больше доверчивых простофиль. Обычно он делал небольшой разрез в конъюнктиве глаза и накладывал повязку на семь дней. За это время он смывался из города, и его обман не успевали разоблачить. А под повязкой легче развивалась вторичная инфекция, которая тогда могла легко погубить глаз. Примечательно, что в качестве платы за лечение Тейлор принимал не только деньги, но и ценные вещи, например золотые часы. Писатель Сэмюэль Джонсон использовал пример Тейлора в качестве иллюстрации того, как «далеко в своей наглости может дойти невежество». Но Тейлор не смущался упреками и называл себя опытным «коучером» — хирургом, специализирующимся на удалении катаракты дроблением.

Надо признать, что кое-какие достижения у Тейлора все же были. Он был первым, кто описал кератоконус, да и в хирургическом подходе к косоглазию (посредством разреза глазодвигательной мышцы) он был впереди своего времени (R. Zegers, 2011). Пациенты во второй половине XVIII века при глазных операциях сидели в кресле в вертикальном положении и плотно прижимались помощником врача к спинке стула, ведь единственной анестезией были алкоголь и опиаты. А вот Д. Тейлор использовал шпатель, которым прижимал верхнее веко к костной стенке глазницы. Части назоресничного нерва или его ветвей «выключались», а именно эти нервы обеспечивали иннервацию роговицы, радужки и ресничного тела, поэтому манипуляция Тейлора все-таки ослабляла боль.
В течение последнего года жизни Баха зрение композитора стало настолько плохим, что он, после уговоров друзей, решился на операцию. На беду в тот момент и прикатил Тейлор в своей «глазной» карете. Первая операция Баха состоялась между 28 и 31 марта 1750 года, а вторая была выполнена в период с 5 по 7 апреля. Скорее всего, первая операция была стандартным «коучингом» — процедурой, которую Тейлор описал в своей книге о лечении катаракты и глаукомы (1736). При этой операции разрез размером около 4 мм производился на 3,5 мм кзади от лимба. Плоско-выпуклой иглой вскрывалась задняя капсула хрусталика, и движением иглы кпереди и вниз непрозрачный хрусталик смещался книзу в стекловидное тело. Понятно, что без какой-либо коррекции даже в случае удачи человек мог видеть очень плохо. Второй раз Бах был прооперирован из-за появления катаракты (?!). Возможно, что коучинг привел к смещению хрусталика кпереди, зрачковому блоку и вторичной глаукоме.
Что именно случилось во время операции, нам никогда не будет известно, но общий подход Тейлора после вмешательства включал кровопускание, слабительные, закапывание в глаз капель крови от убоя голубей (?!) и припудривание его сахарной пудрой или прокаленной солью. В случае серьезных воспалений Тейлор назначал большие дозы ртути. И это все происходило в доантисептическую эпоху. Конечно, много осложнений могло быть вызвано такими операциями: увеит или эндофтальмит, вторичная глаукома, кровоизлияние, отслойка сетчатки и даже (после 4–8 недель) симпатическая офтальмия.

Кстати говоря, неизвестно, прооперировал Тейлор один или оба глаза у Баха в обоих случаях. Он, возможно, взялся за вторую операцию потому, что результат был не совсем таким, как он хотел, или, возможно, он прооперировал второй глаз во время второй операции. По данным газеты Vossische Zeitung (1750 г., № 41), Бах был в состоянии видеть намного лучше после первой операции: «В числе других он оперировал — причем с наижелательнейшим успехом — и господина капельмейстера Баха, из-за [слишком] частого употребления зрения почти совершенно оного лишившегося, — какового неоценимого счастья многие тысячи людей сему всемирно знаменитому композитору от души желали и всячески господину Тейлору за то признательны… [Сообщение в „Берлинской привил. газете“. — Лейпциг, 1.IV. 1750 г.]». Но есть предположение, что на газету мог оказать влияние сам Тейлор.

Биографы указывают на то, что Бах полностью ослеп после второй операции и что он почувствовал себя плохо и испытывал боль в глазах. Но, как уже говорилось, боль в глазах была и задолго до этого. Именно то, что Бах был «совершенно слепой» после второй операции, говорит в пользу операции на двух глазах или слепого до операции одного глаза. Если и правда его правый глаз был незрячим, то Тейлор предпочел, как и всегда, оперировать левый глаз! Кроме того, выражение «полностью слепой», которое использовалось тогда, возможно, не совпадает с интерпретацией современных офтальмологов. Бах так и не восстановился после операции. В источниках упоминается внезапное возвращение зрения за несколько дней до смерти композитора, за которым последовал инсульт. Потом развилась лихорадка, спутанность сознания и наступила смерть. 28 июля 1750 года, в 18:15, на 66-м году жизни, несмотря на помощь двух самых искусных врачей в Лейпциге, И. С. Бах умер менее чем через четыре месяца после второй операции.

Внезапный краткий, спонтанный возврат зрения композитора большинству исследователей кажется маловероятным после длительного периода воспаления и/или повышенного внутриглазного давления. Может, это была галлюцинация или синдром Бонне, когда больные испытывают сложные зрительные галлюцинации. Этот синдром связан с ухудшением или потерей зрения из-за того, что деафферентация вызывает в сенсорной коре спонтанную активность с формированием зрительных образов в сознании. Впервые описавший этот синдром Шарль Бонне (Charles Bonnet, 1720–1793) сам им не страдал. Галлюцинации были у его деда — Шарля Люллена. Он перенес операцию по поводу катаракты, и зрение было довольно плохим. В 1759 году он описал внуку свои разнообразные видения. Первое, что он «увидел», — носовой платок в воздухе. Большой голубой носовой платок с четырьмя оранжевыми кругами. Он знал, что это галлюцинация, потому что платков в воздухе не бывает. Потом он увидел большое колесо на горизонте. Но иногда он не был уверен в том, видит он сейчас галлюцинацию или нет, потому что галлюцинации могли соответствовать зрительному контексту. Один раз у него в гостях были внучки. Он спросил: «Кто эти красивые молодые люди с вами?» Они ответили: «Увы, дедушка, с нами нет никаких красивых молодых людей». И тогда красивые молодые люди исчезли. Ш. Люллен видел сотни разных фигур, различные пейзажи всех видов. Однажды он увидел человека в халате, курившего трубку, и понял, что это он сам и есть. «Это был единственный персонаж, которого он узнал»(G. de Morsier, 1967).
«Апоплексический удар» — в те времена неспецифический термин, который, возможно, указывает лишь на то, что Бах потерял сознание. Но это не была внезапная «аритмическая» смерть от остановки кровообращения. У композитора была лихорадка и постепенная утрата сознания. Лихорадка свидетельствует об инфекции. Важно понять, есть ли связь между операцией Д. Тейлора и инфекцией. Кажется маловероятным, что послеоперационный эндофтальмит тлел в течение четырех месяцев, прежде чем привести к смертельному сепсису. Безусловно, операции, кровопускание и/или слабительные, примененные Тейлором, ослабили бы и проявления инфекции. Одним словом, однозначно обвинить Д. Тейлора в смерти Баха невозможно. Но ведь он же ослепил и другого великого композитора — Генделя! Судьба, кстати говоря, жестоко отомстила Тейлору: согласно легенде, перед смертью он сам ослеп.

«Некролог» пишет о болезни Баха: «У него было слабое от природы зрение, которое следствие неслыханного воодушевления, с которым он учился, особенно в молодые годы, когда бодрствовал целыми ночами, все ухудшалось, и в последние годы эта слабость зрения превратилась в болезнь глаз. Бах хотел было избавиться от своей болезни путем операции. Движимый отчасти желанием всеми своими оставшимися, и еще очень свежими, духовными и телесными силами служить богу и своим ближним, отчасти следуя совету некоторых своих друзей, возлагавших большие надежды на одного глазного врача, прибывшего в то время в Лейпциг, Бах решил избавиться от болезни путем операции. Однако операция, несмотря на то, что ее пришлось проделать дважды, не удалась. Он не только потерял зрение, но вследствие операции и оказавших вредное действие лекарств, разрушился весь его до того совершенно здоровый организм, так что целые полгода он был почти постоянно болен. За десять дней до смерти казалось, что зрение его поправляется, так что как-то утром он снова начал видеть и даже мог выносить свет. Но через несколько часов после этого с ним случился апоплексический удар, затем резко поднялась температура и, несмотря на все старания двух самых лучших врачей Лейпцига вернуть его к жизни
28 июля 1750 года в четверть девятого на шестьдесят шестом году жизни он тихо отошел в другой мир».

Известный английский глазной врач шевалье Джон Тейлор, который позже лечил и Генделя, в своих мемуарах «История путешествий и приключений глазного врача шевалье Тейлора, написанная им самим» рассказывает, кстати, довольно неточно, историю лечения Баха: «Я видел множество удивительных животных, дромадеров, верблюдов и др., особенно в Лейпциге, где я возвратил зрение одному знаменитому музыканту, которому шел уже 88-ой год (sic!). С ним вместе вначале воспитывался Гендель».
Последним произведением Баха стала хоральная прелюдия для органа, которую он продиктовал своему зятю, практически находясь на смертном одре. Название прелюдии — "Vor deinen Thron tret ich hiermit" ("Вот я предстаю перед Твоим троном"), этим произведением часто заканчивают исполнение неоконченного "Искусства фуги".